Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Category:

О посвящениях и посвященных

Быть посвященным хорошо. Это знают все. Посвященный — тот, кто причастен к тайне. Он знает больше, чем простой смертный. Он, может быть, даже больше, чем просто человек. У него есть доступ к тайным силам, которые для непосвященного недоступны и недостижимы.

А что нужно, чтобы войти в их число? Само построение слова указывает — тебя кто-то должен посвятить. Кто-то, кто сам причастен к тайне, обладает знанием и так далее.

На этом стоят почти все организованные религии. В христианстве есть три степени посвящения. При помощи крещения человек становится членом Церкви. Сам себя он крестить при этом не может — это должен сделать кто-то, кто уже был сам крещен, а лучше — священник. Священство — вторая степень посвящения, и сделать члена Церкви священником имеет право только епископ, прошедший посвящение третьей степени. Выше епископа степеней уже нет, поэтому, чтобы получился новый епископ, его должны посвящать (рукополагать) двое или трое уже рукоположенных.

В индуизме есть две параллельно существующие линии «больше чем просто человеков». Первая — дваждырожденные брахманы. Стать одним из них нельзя — можно только родиться сыном брахмана, а став взрослым, пройти обряд второго рождения. Вторая линия — духовные учителя-гуру, удостоенные своего звания за добродетель и аскезу. Но и гуру в одиночку не станешь — ты должен получить посвящение от своего учителя, который сам в свою очередь, должен быть легитимным гуру.

Дзен-буддизм считается учением свободы, чьи адепты воспевают спонтанность и крушат условности. Но в действительности он не таков. Учителем дзен может стать только тот, кого назначил преемником его собственный учитель, возводящий свою цепь преемственности к одному из патриархов-основателей.

Собственно, во всех этих случаях вхождение в цепь преемственности и есть посвящение. Условия самого вхождения могут быть разными — где-то, как в христианстве, нужно отучиться в семинарии; где-то, как у брахманов — родиться в нужной семье; где-то, как в системе рейки — просто отстегнуть учителю необходимую сумму (заметно возрастающую от степени желаемого посвящения).

Вот только никак не удается избежать закономерного вопроса: кто сказал, что вхождение в состав организации даёт что-то, кроме вхождения в состав организации? Чем, кроме, условно говоря, удостоверения личности, отличается посвященный от непосвященного?

Ответы на этот вопрос разнятся. Христиане, например, еще много веков назад пришли к выводу, что благодать священства принадлежит званию, а не человеку, и потому совершенно не зависит от того, каков этот человек и что он делает. В результате звание — единственный способ вообще отличить посвященного и обнаружить данную ему при посвящении благодать.

Рейки и дзен-буддизм, как это свойственно Востоку, дают другой ответ. Они говорят, что ученик при посвящении получает от своего учителя откровение истины, и с этого момента может видеть, слышать и чувствовать больше, чем непосвященный.

Но все сходятся в одном: то, что даётся в посвящении — уникально и неповторимо, и никаким другим способом ты этого не получишь.

И тут возникает второй вопрос. В основе каждой системы посвящений стоит человек (или даже несколько людей), чье существование — непосредственное опровержение этого тезиса.

Основатель никогда не бывает посвященным. Он не получал ни от кого ни откровений, ни настроек, никто не передавал ему благодать. Даже если до начала своего пути он и принадлежал какой-то организованной религии, то, как правило, начинал отвергать самые ее основы.

Конечно, учителя возникших позже организаций скажут: причина этого — в уникальности основателя. Он был великим человеком — или даже больше чем человеком. Он нам не чета, мы можем только надеяться на то, чтобы, покоряясь его учению, вкусить от благ посвящения.

Чтобы рассудить, где здесь правда, придется подняться выше и взглянуть шире — в ширь континентов и в глубь веков.


Как я уже говорил, человеческая религиозность с веками довольно четко сформировала четыре «зоны» с запада на восток: греко-римскую, левантинскую, индийскую и дальневосточную. Так или иначе, все они происходят из единого источника — городов-государств Месопотамии и Египта. Именно оттуда, из плодородных земель, населенных земледельцами, распространялась по планете общая для всех культура и общая религия — точнее сказать, общий строй мышления, легший в основу культуры и религии.

Земледельческая община живет порядком. Высшая добродетель для нее — полностью забыть себя как отдельную личность, раствориться в общине и безупречно исполнять обязанности, возложенные на тебя твоим местом в организации. Муравей в муравейнике, не имеющий смысла вне целого — вот лучшее воплощение этого идеала.

Главным орудием достижения идеала было посвящение. Выходя из «личиночного» детского возраста, человек проходил обряд, который указывал ему, кем ему отныне и навсегда суждено быть. Забыв всё прежнее, он делался частью общего целого.

Некоторые охотничьи племена (скажем, австралийцы) переняли подобный строй у своих соседей-земледельцев. Юноша-австралиец, проходя посвящение, получает талисман-чурингу, в которой заключен дух великого предка. С этого момента он, как человек, больше не существует — он стал новым носителем чуринги.

Но на самом деле различия между Западом и Востоком — ничто по сравнению с различиями между экваториальным поясом Закона и приполярными областями, где царствовала Сила в облике Зверя.

Племя охотников не нуждалось в упорядоченности. Каждый его член — самостоятельный человек, равный любому другому и вместе с ними трудящийся на благо всего своего рода. Место в иерархии не было строго определенным и зависело от дел — и прежде всего от способностей.

А потому достижение совершеннолетия знаменовалось у них совершенно другим ритуалом с совершенно иной целью — не взрослые указывали юноше его место, а он сам искал его, и искал в одиночестве.

У канадских индейцев подросток (вне зависимости от пола) мог уйти в горы и провести там несколько дней в одиночестве без еды. Цель у него при этом была одна — дождаться откровения. Сама вселенная в облике духа-хранителя приходила к нему в видении и указывала, кем ему суждено стать и чего добиться в жизни.
Откровение было не окончательным: если индейцу не нравилось то, что ему открылось, или он желал большего, то вполне мог повторить многодневный пост и добиться другой силы.

У народов евразийского Севера такое посвящение осталось уделом шаманов. Один из них рассказывал, что, когда его скосил приступ «шаманской болезни», его будущий учитель погрузил юношу на нарты и увез далеко в ледяную пустыню. Там, в построенном из снега крохотном домике, он провел практически без пищи пятнадцать суток. За это время он несколько раз оказывался на грани смерти, но в конце концов на него снизошло преображение. Он стал шаманом.


Легко заметить, что именно так начинали те, кого сторонники организованных посвящений называют великими учителями и основателями. Иисус сорок дней постился в пустыне. Будда провел семь дней под древом просветления. Мухаммед переживал приступы в темной пещере, и по ночам ему вещал ангел. Даже «коммерческий сенсей» Усуи двадцать один день медитировал в уединении на вершине горы.

Все они не ждали, что кто-то сообщит им великую истину и укажет место в общем строю. Будущий Будда вообще вслух провозгласил, что не сойдет с места, пока не постигнет путь к просветлению. Буддийское предание называет его возглас львиным ревом — такую твердую решимость он выражал.

Это и есть настоящее посвящение, которого никогда не получишь ни в какой организации. Посвящение, которое сходит на тебя, когда ты остаешься один на один с миром.

Чтобы его получить, на самом деле не обязательно подвергать себя смертельной опасности. Облегчить путь может, например, учитель — если его задача заключается не в том, чтобы показать тебе твое место, а в том, чтобы помочь тебе пройти тем же путем, каким прошел он сам.

Помочь может и организация — если это правильная организация. Элевсинские мистерии, хоть и родились в аграрной Греции, несли на себе явный отпечаток шаманства — не случайно их повелителем был Дионис, двуликий бог Жизни. Хотя они проходили под строгим руководством жрецов, и посвященные считали друг друга братьями по тайне, всё же каждый, кто входил в священное подземелье, в конечном счете оставался с истиной один на один, и выходил на свет не частью организованного целого, а обладателем собственной тайны.

Но в конечном счете всё сводится к одному. Если ты такой же, каким был вчера и третьего дня — ты не посвященный. Но если в твоей жизни был момент, который навсегда разделил её на «до» и «после», и то, что «после», несравнимо богаче и полнее того, что «до» — ты посвященный, даже если никакая организация не признаёт тебя своей деталью.
Tags: метафизика, мифология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments