Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Category:

Какая улица ведет в вечность?

Лето заканчивается, а у меня все еще не выполнен план по открытию америк и изобретению велосипедов. Значит, пришло время поделиться с миром еще одной порцией очевидностей. Желательно – хорошо забытых.


Любая религия рано или поздно приходит к одной и той же мысли. Недостаток нашего мира в том, что в нем все непостоянно и переменчиво. Нет существительных, есть лишь глаголы. Любая вещь – эфемерная, как мысль, или кажущаяся постоянной, как горы и звезды – лишь волна на поверхности мира, обреченная со временем исчезнуть без следа. Горе не может быть вечным, но и радость тоже – все приходит на смену друг другу.

В общем, проблема нашей реальности в том, что в ней нет ничего реального, действительно настоящего.

Некоторые учения призывают спокойно принять свою нереальность, изменчивость и конечность, прожить жизнь с пользой и удовольствием, а затем бестрепетно умереть. Такую позицию можно даже уважать за ее принципиальность, но все же людям обычно хочется большего. Хочется вырваться из потока перемен и обрести истинную реальность – жизнь, свободу и бессмертие, не обусловленное ничем. Стать настоящим.

Но если мы принимаем базовую идею, что мир – вечное движение, в котором любые формы преходящи, а перемены абсолютны, то оказывается, что вариантов избавления у нас не так уж много. Конкретно – всего три.


Первый возник раньше всех – наверное, он естественнее других приходит человеку в голову. Остановить перемены. Найти островок постоянства и оставаться на нем вечно.

Большинство классических религиозных представлений так или иначе стоят на этой идее.

В чем заключается традиционная религия? Там, собственно, еще нет религии как таковой, есть единый всеобъемлющий Уклад – освященный богами и предками способ существования. Строго следуя Укладу, каждый год «перезагружая» вселенную праздником обновления, люди хотели выйти из времени, замкнуть себя в бесконечном цикле, где что-то происходит, но ничего по-настоящему не меняется.

Всю жизнь человек проводил под защитой Уклада, а после смерти, присоединяясь к миру предков, становился его частью. Теперь он – та сила, которая поддерживает Уклад, кирпичик стены, ограждающей людей от времени.

Египтяне с их оригинальным заупокойным культом думали, вероятно, о том же. Поместив душу в вечное, не разрушающееся от времени тело – мумию или каменную статую – можно оставаться неизменной скалой среди океана перемен.

Для многих других причастной вечности была сама душа, которую следовало освободить от гнета непостоянной материи.

Индия в основном пошла другим путем, о котором я расскажу следующим, но и там есть учение, развивающее эту идею – йога. В йоге истинная природа человека – чистый дух (пуруша), пребывающий в самом себе и неизменный.

Практика восьмичастной йоги – практика отвлечения и прекращения. Йог постепенно отрывает свой дух от всего, что связывает его с миром иллюзорного непостоянства: вначале от страстей, затем от телесных ощущений, наконец – от мыслей и чувств. В пределе, в состоянии самадхи без опоры, дух полностью освобождается. Больше он уже никогда не родится, а останется в вечности. Отныне для него нет никаких перемен – только состояние чистого присутствия в самом себе.

Йога, на мой взгляд – одна из вершин этой идеи. Другая же прослеживается у некоторых христианских богословов.

Христианство само по себе – такой же точно священный Уклад, предназначенный оградить человека от времени. Но оно возникло, когда люди уже понимали, что время не остановишь повторением одного и того же. Христианин живет в истории, у которой было начало и будет конец.

Как и йог, он постепенно отрывает свою душу от всего, что может взять над ней власть и вызвать перемены. Святой остается бесстрастным, что бы вокруг него ни происходило. Он больше не испытывает страхов и желаний, ничто земное не влечет и не отталкивает его. Он действует, потому что так надо, а не потому, что его вынуждает к этому чья-то чужая воля. И делает он так потому, что знает, что его ждет в конце.

Источником всех страданий в христианстве считается дьявол. Но он будет побежден и навсегда изгнан из творения, а вместе с ним прекратится и все, порожденное им. Времени уже не будет. Останется только вечность – беспредельный миг наедине с Богом, когда Он заполняет Собой все творение, а твое тело, душа и разум полностью открыты всевидящему взору. Для тех, кто еще при жизни стремился к этому состоянию, оно будет райским блаженством. Для всех остальных – непереносимыми адскими мучениями.


Второй путь – осознав свою иллюзорную природу, отказаться от иллюзий. Я – не более чем волна на поверхности океана... звучит хорошо, но как такое возможно? Волна не может осознавать себя. Ее судьба – исчезнуть без следа, но ведь я исчезнуть не могу!

Значит, я – не волна. Я – сам океан, почему-то вообразивший себя волной. И если я вспомню свою настоящую природу, то обрету подлинную реальность. Отныне поток меняющихся форм будет для меня лишь шумом где-то там. Он не будет затрагивать меня-настоящего. И даже если той волне, которую я по недомыслию считал собой, суждено исчезнуть – пусть исчезает. Океану нет дела до волн. Он, предоставленный самому себе, будет пребывать в покое.

Этот вариант всем известен как буддийский, но в действительности он старше и шире буддизма и Индии в целом. Еще древние культы плодородия стояли на почитании великого божества жизни и смерти – того, кто рождается и умирает в каждом живом существе, но сам нерожден и бессмертен. Тот, кто осознает свое единство с ним, выйдет из круга рождений и смертей и окажется в неподвижном, неизменном центре.

В Египте подобное верование тоже было. Умерший не просто приходит на суд Осириса – если он прошел испытание, то сам становится Осирисом, умирающим и воскресающим, но в то же время вечным и неизменным.

Буддизм, как и индуизм, лишь довел эту идею до логического финала и снабдил четким методом.


Третье направление мысли идет неожиданным путем.

В метафоре «волны на поверхности океана» остается без ответа вопрос: откуда берутся волны?

Христианство свалило всю вину на дьявола, но не может сказать, почему пал сам дьявол. Почему он, видящий Бога и знающий истину, предпочел создавать вечные перемены и жить в мире иллюзорного и непостоянного, да еще и затягивать туда всех остальных?

Буддизм числит вопрос «откуда есть пошла сансара» среди бессмысленных и вредных. Сансара безначальна и бесконечна, она возникает неизбежно для непросветленного и невежественного восприятия, не знающего своей истинной природы. Откуда в таком случае берется невежественное восприятие, если единственное, что реально – вечный Будда в своем Теле Закона – этого не создавал, и этого в нем по определению быть не может?

Если волны все же существуют, значит, они необходимы. В мироздании, как и в человеке, нет ничего лишнего, что нужно было бы отсечь, чтобы стать совершенным. Наоборот, совершенство возможно лишь для тех, кто стремится реализовать всю полноту возможностей, заложенных в него.

Но тогда метафора уничтожает сама себя. Нет зеркальной глади океана, взбаламученной неведомыми злобными силами. Есть только поток изменений, который должен продолжаться, потому что в нем вся его реальность и смысл. Это и есть настоящий я.

Бесконечно отражаясь в самом себе, я стремлюсь к совершенству, когда ни одна возможность не останется потенциальной. Совершенство недостижимо, поэтому путь мой никогда не закончится, но с каждым шагом я становлюсь все ближе к цели.


Насколько я могу судить, третий путь возник позже других и встречается реже. Он стал популярным в основном в учениях, родившихся уже в наше время, в двадцатом и двадцать первом веке. Нет, кажется, ни одной классической религии, в которой это учение играло бы сколько-нибудь заметную роль.

Оно отличается от других своей активностью. Если вы хотите найти островок постоянства – вы уходите от мира, замыкаетесь в ограде Уклада или в безмолвном самоприсутствии чистого духа. Если вы хотите вырваться из круга перемен вовсе – вы тем более уходите от мира, даже если внешне пока еще принимаете участие в бессмысленном спектакле.

Но если этот спектакль и есть цель существования, то уходить от него нельзя. Наоборот, нужно вовлечься полностью. Главное – не забыть, что вы не фигура и даже не игрок, а сама игра, непрестанно играющая сама с собой и сама в себя.
Tags: религиозные штудии
Subscribe

  • Колдующее средневековье

    Есть такое интересное словечко – мнемоистория. История, которую помнят. Эпоха или культура – но не такая, какой она была на самом деле, и…

  • Шоб не сглазить!

    Иногда говорят, что наука постепенно отвоёвывает место под солнцем у религии и магии. Всё больше феноменов, которые раньше объяснялись…

  • Уроки трансфигурации

    Внезапно на Квентина обрушилась мягкая, но огромная тяжесть, надавила на плечи, пригнула вперёд. Он скорчился, стараясь бороться с нею. Он пытался…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 80 comments

  • Колдующее средневековье

    Есть такое интересное словечко – мнемоистория. История, которую помнят. Эпоха или культура – но не такая, какой она была на самом деле, и…

  • Шоб не сглазить!

    Иногда говорят, что наука постепенно отвоёвывает место под солнцем у религии и магии. Всё больше феноменов, которые раньше объяснялись…

  • Уроки трансфигурации

    Внезапно на Квентина обрушилась мягкая, но огромная тяжесть, надавила на плечи, пригнула вперёд. Он скорчился, стараясь бороться с нею. Он пытался…