Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Categories:

О супергероях

Логичным продолжением беседы о посвящениях и посвященных кажется мне разговор о супергероях. Да, именно о тех, про которых рисуют комиксы и снимают фильмы.

Конечно, никто из них не существует в действительности. И все же они в определенной степени реальны. Как и любые другие персонажи, они отражают глубинные мечты, верования и убеждения своих создателей. А те, кому повезло просуществовать достаточно долго, обретают отшлифованный, канонический облик, в котором выражены подсознательные убеждения уже не только сценаристов и зрителей, но человечества в целом.

Поэтому жанр комикса о героях — своего рода современная мифология. Не зря многие из этих персонажей либо напоминают героев древних мифов, либо даже носят те же имена. И все же между супергероем и главным героем традиционного мифа есть одно важное различие.

Герой мифа, как правило, избран с рождения. Он сын бога или могущественного царя, с детства обладает огромной силой, и его подвиги — всего лишь наилучшее выражение его природы.

Герой комикса в начале сюжета — как правило, обычный человек, ничем внешне не выделяющийся. Иногда он может быть гениальным ученым или выдающимся врачом, или отличаться непоколебимой волей и готовностью держать удар, но тем не менее он просто человек. И в какой-то момент в его жизни происходит то, что превращает его в супергероя, наделяет силой.

Давайте посмотрим, как выглядело это событие для наиболее известных — то есть наиболее удачно получившихся — героев.

Питер Паркер, укушенный пауком-мутантом, обретает его способности и становится Человеком-Пауком.
Стивен Роджерс после укола экспериментальной сыворотки получает невероятную силу и выносливость и становится Капитаном Америкой.
Брюс Бэннер попадает под излучение собственной экспериментальной бомбы (по другой версии, пытается воссоздать ту же сыворотку), и теперь, испытывая страх или гнев, превращается в огромного зеленого Халка.
Тони Старк, получив в грудь заряд картечи, вынужден сконструировать реактор, который будет отгонять осколки металла от его сердца. Это дает ему источник энергии, позволяющий стать Железным Человеком.
Рид Ричардс и трое его друзей попадают под космическое излучение с неизвестными свойствами. Каждый из них получает силу стихии, и теперь они — Фантастическая Четверка.

Таких примеров можно привести множество — и для героев, и для злодеев, которые тоже очень часто обретают могущество подобным образом. Среди людей, скептически относящихся к жанру комикса, уже стало принято указывать, что все эти «способы обрести силу» в действительности просто убили бы человека, а не сделали сверхсуществом.

Но критики упускают из вида важнейшую деталь. Суть всех этих событий именно в том, что они смертельны. Это предельный случай того самого посвящения, о котором я уже писал. Человек становится героем, пройдя через смерть. Любой бы умер, пережив такое, но только настоящий герой возвращается обратно обновленным.

Среди команды Мстителей, знакомых сейчас уже почти каждому благодаря фильму, есть два особенно показательных случая. Стив Роджерс — Капитан Америка — на первый взгляд стал героем благодаря обычному допингу, только очень сильному. Но вспомним, что его предшественник Йохан Шмидт, получив укол того же вещества, но не будучи достойным, сделался Красным Черепом — существом, очевидно напоминающим нежить. Не обладая чистым сердцем, он не смог завершить посвящение и остался на границе миров.

С другой стороны, в команде есть еще Тор. Он больше всего напоминает классического персонажа мифов. Сын повелителя богов, наследник трона Асгарда, с детства наделенный огромной силой. Испытанный в боях воин, обладатель чудесного оружия. Но и он в конечном счете стал тем, кем он стал, пожертвовав собой ради спасения друзей. Приняв смерть от механического убийцы, он возродился, теперь уже заслуженно получив силу Тора.


Говорят, что перед лицом смерти человек становится собой. С него слетают условности, привычки, традиции — все то, что наросло за годы существования в обществе — и наружу прорывается настоящая личность, та, которая все эти годы жила в сердце. Для кого-то это становится откровением, для кого-то худшим кошмаром.

Герои и злодеи комиксов здесь — не исключение. Посвящение не сделало никого из них чем-то принципиально иным. Скорее наоборот — они наконец-то стали собой.
Тот же Брюс Бэннер: окружающие воспринимали его как тихого и безобидного ученого, и поэтому контраст между добродушным Брюсом и яростным Халком казался им поразительным. Но в действительности Бэннер всю жизнь кипит от гнева, и всю жизнь борется со своей яростью, страшась дать ей волю. Халк лишь избавил его от этого страха.

Фантастическая четверка — еще более показательный случай. Нерешительный, любящий тянуть резину Рид Ричардс стал резиновым и тянущимся. Крепкий и надежный как скала Бобби сделался несокрушимым каменным големом. Замкнутая и застенчивая Сьюзен Сторм, предпочитающая таиться от других и держать их на расстоянии, обрела возможность делаться невидимкой и создавать защитные поля, а ее взбалмошный и легкомысленный брат-гонщик Джонни в облике Человека-Факела теперь пылает, не сгорая, и носится по небу на огненных струях.

Способности героев всегда служат отражением их глубинной личности, именно поэтому их сетования на тему «как бы мне хотелось быть нормальным» и звучат настолько неубедительно. То, что можно принять за нежелание изменений, в действительности — ярко выраженный страх перед своей настоящей сущностью, перед самим собой. Тебе не нужно становиться нормальным — ты только что им стал. Ты наконец-то делаешь то, что мечтал делать всю жизнь, пусть и не осознавая этого.

В случае злодеев это еще заметнее. Преображение в мутанта, вампира, чародея или чудовище играет для них роль внутреннего освобождения. Злодей сбрасывает с себя условности общества, поскольку наконец-то получил возможность (иногда даже необходимость) следовать зову сердца и делать, что хочется, невзирая ни на что.


Таков, в сущности, итог любого настоящего посвящения. Будь то шаманский пост в ледяной пустыне, сложный ритуал с произнесением страшных клятв или еще что-то — посвящение в конечном счете ставит тебя лицом к лицу с самим собой.

Именно поэтому и считается во многих традиционных обществах, что посвящения достоин не каждый. Дело не в том, что ты сможешь злоупотребить полученной силой или знанием — будем смотреть правде в глаза, в реальной жизни никаких особенных сил и знаний ты не получишь. Дело в том, что освободившийся «настоящий ты» вполне может стать весьма неприятным сюрпризом, и прежде всего для тебя самого.

И поэтому в большинстве случаев лжив и опасен призыв «просто будь собой, живи, как подсказывает сердце». Следовать этому совету может только тот, кто долгими усилиями менял свое сердце, очищая его от внутреннего злодея. Тогда — и только тогда — освобождение не превратит его в чудовище.
Tags: метафизика, мифология
Subscribe

  • Минутка воспоминаний: голубое и розовое

    Этот пост был опубликован 8 лет назад. Не то чтобы в нём содержались особо глубокие мысли — по большей части всё, написанное там, я не раз излагал и…

  • Минутка воспоминаний: ошибка Таноса

    Этот пост был опубликован 3 года назад. Сейчас я сам назвал бы его несколько идеалистическим, так что не нужно мне на это указывать. Но основные…

  • Размышлизмы о свободе слова

    Русский язык удивителен в своих отрицаниях. У нас полно случаев, когда фраза и её отрицание обозначают одно и то же. «Девушка реально…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments