Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Categories:

Тяжелая поступь переводчика

Вы будете смеяться, но я снова о Льюисе и его «Космической трилогии».

Критики часто говорят, что все творчество Льюиса посвящено проповеди христианства. Когда спрашивали его самого, он горячо это отрицал. Но мне кажется, тут один из тех случаев, когда книги говорят громче и убедительнее своего автора.

Однако те, кто читал Льюиса только в русском переводе, выносят из прочитанного ложное впечатление. Им кажется, что проповедь христианства у него явственнее и навязчивее, чем есть на самом деле. И виной тому переводчики.

«Средний Инклинг» – один из немногих неправославных авторов, чьи книги не просто популярны среди православных, но даже иногда продавались в церковных лавках. Переводили его, соответственно, тоже в основном православные – и они корректировали то, что казалось им недостаточно ортодоксальным. Эта привычка накладывалась на советскую традицию «вольного перевода», и в результате получался текст, весьма далекий от авторского замысла.


Вот, например, очень показательный диалог из «Мерзейшей мощи». Он довольно длинный, но прочитайте его внимательно, каждую строчку и каждое слово.

Так он звучит в одном из русских переводов:


– Но я о Мерлине. Понимаешь, в его время человек мог то, чего он сейчас не может. Сама Земля была ближе к животному. Тогда еще жили на Земле нейтральные существа…
– Нейтральные?
– Конечно, разумное сознание или повинуется Богу, или нет. Но по отношению к нам, людям, они были нейтральны.
– Это ты про эльдилов… про ангелов?
– Слово «ангел» не однозначно. Даже ойярсы не ангелы в том смысле, в каком мы говорим об ангеле-хранителе. Строго терминологически, они – силы. Но суть в другом. Даже эльдилов сейчас легче разделить на злых и добрых, чем при Мерлине. Тогда на Земле были твари… как бы это сказать?.. занятые своим делом. Они не помогали человеку и не вредили. У Павла об этом говорится. А еще раньше… все эти боги, феи, эльфы…
– Ты думаешь, они есть?
– Я думаю, они были. Теперь для них нет места, мир сузился. Наверное, не все они обладали разумом. Одни из них были наделены очень смутным сознанием, вроде животных. Другие… да я не знаю! Во всяком случае, среди них жил такой вот Мерлин.
– Даже страшно становится…
– Это и было страшно. Даже в его время, а тогда это уже кончалось, общение с ними могло быть невинным, но небезопасным. Они как бы сортировали тех, кто вступал с ними в контакт. Не нарочно, они иначе просто не могли. Мерлин благочестив и смирен, но чего-то он лишен. Он слишком спокоен, словно ограбленная усадьба. А все потому, что он знал больше, чем нужно. Это как с многоженством. Для Авраама оно грехом не было, но мы ведь чувствуем, что даже его оно в чем-то обездолило.
– Сесил, – спросила м-сс Димбл, – а это ничего, что Рэнсом использует такого человека? Не выйдет ли, что мы сражаемся с Беллбэри их же оружием?
– Нет, – сказал Димбл. – Я об этом думал. Мерлин и Беллбэри противоположны друг другу. Он – последний носитель старого порядка, при котором, с нашей точки зрения, дух и материя были едины. Он обращается с природой, словно с живым существом, словно улещивает ребенка или понукает коня. Для современных людей природа – машина, которую можно разобрать, если она плохо работает. Но еще современней – институт. Он хочет, чтобы ему помогли с ней управляться сверхъестественные… нет, противоестественные силы. Мерлин действовал изнутри, они хотят ворваться снаружи. Скорей уж Мерлин воплощает то, что мир давно утратил. Знаешь, ему запрещено прикасаться заостренным орудием к чему бы то ни было живому.


А вот что там написано на самом деле:
[английский оригинал]
“Well, about Merlin. Were there possibilities for a man of that age which there aren’t for a man of ours? The earth itself was more like an animal. Mental processes were more like physical actions. And there were-well, Neutrals, knocking about.”
“Neutrals?”
“I don’t mean, of course, that anything can be a real neutral. There might be things neutral in relation to us.”
“You mean eldils-angels?
“Well, the word angel rather begs the question. Even the Oyeresu aren’t exactly angels in the same sense as our guardian angels. There used to be things on this earth pursuing their own business. They weren’t ministering spirits sent to help humanity, but neither were they enemies preying upon us … all the gods, elves, dwarfs, water-people, ya, longaevi.”
“You think there are things like that?”
“I think there were. I think there was room for them then, but the universe has come more to a point. Not all rational things perhaps. Some would be mere wills inherent in matter, hardly conscious. More like animals. Others-but I don’t really know. At any rate, that is the sort of situation in which one got a man like Merlin.”
“It sounds rather horrible.”
“It was rather horrible. I mean even in Merlin’s time, though you could still use that sort of life in the universe innocently, you couldn’t do it safely. The things weren’t bad in themselves, but they were already bad for us. They withered the man who dealt with them. Not on purpose. They couldn’t help doing it. Merlinus is withered. That quietness of his is just a little deadly, like the quiet of a gutted building.”
“Cecil, do you feel quite comfortable about the Director’s using a man like this? Doesn’t it look a little bit like fighting Belbury with its own weapons?”
“No. I had thought of that. Merlin is the reverse of Belbury. He is the last vestige of an old order in which matter and spirit were, from our point of view, confused. For him every operation on Nature is a kind of personal contact. After him came the modern man to whom Nature is a machine to be worked, and taken to bits if it won’t work as he pleases. Finally come the Belbury people, who take over that view unaltered and simply want to increase power by tacking on to it the aid of spirits-extra-natural, anti-natural spirits. They thought the old magia of Merlin, which worked in with the spiritual qualities of Nature, loving and reverencing them and knowing them from within, could be combined with the new goeteia – the brutal surgery from without. No. In a sense, Merlin represents what we’ve got to get back to in some different way.”


– Так вот, насчет Мерлина. Разве не было у человека той эпохи возможностей, которых уже нет в нашей? Сама земля была тогда подобна животному. Умственные процессы походили на физические действия. И тогда еще бродили по земле... нейтральные создания.
– Нейтральные?
– Я имею в виду, нет ничего по-настоящему нейтрального. Но тогда могли быть создания, нейтральные к нам.
– Ты говоришь от эльдилах... ангелах?
– Ну, слово «ангел» тут под вопросом. Даже Оярсы – не ангелы в том же смысле, что наши ангелы-хранители. Но тогда на земле жили создания, которые просто занимались своим делом. Не духи-служители, посланные помогать человечеству, но и не враги, охотящиеся на нас... все эти боги, эльфы, гномы, русалки.
– Ты думаешь, они в самом деле существуют?
– Думаю, они существовали. Тогда для них еще было место, но с тех пор вселенная стала куда четче. Может, не все они были разумны. Какие-то – просто воля, живущая в материи, почти не сознающая себя. Почти животные. Другие... я не знаю точно. В любом случае, вот в такой обстановке и жил человек вроде Мерлина.
– Звучит жутко.
– Это и было жутко. В смысле, даже во времена Мерлина, хотя этот сорт существ можно было еще использовать без греха, это все равно было опасно. Они не то чтобы плохи сами по себе, но они уже были вредны для нас. Они иссушали людей, что с ними общались. Не нарочно – они просто не могли иначе. И Мерлин тоже иссушен. В его спокойствии есть что-то мертвое, как в тишине разрушенного дома.
– Сесил, тебе не становится не по себе, что Директор использует такого человека? Мы ведь почти что сражаемся с Белбэри их же оружием!
– Нет. Я думал об этом. Мерлин – противоположность Белбэри. Он – остаток старого порядка, когда материя и дух были, с нашей точки зрения, еще смешаны. Для него любое действие в природе – личное общение. После него пришел современный человек, для которого природа – машина. С ней можно работать, ее можно разобрать на части, если она работает не так, как ему нужно. Наконец, пришли люди из Белбэри – они приняли эту картину мира целиком, не меняя, и просто хотят увеличить свое могущество, привлекая к делу духов – сверхъестественных, противоестественных духов. Они думали, что прежнюю магию Мерлина, которая работала с духовными качествами природы, с любовью, уважением и пониманием изнутри, можно соединить с новым колдовством – грубым вторжением извне. Нет. В каком-то смысле Мерлин представляет то, куда нам предстоит вернуться каким-то другим путем.


Впечатляет, не так ли? Количество отсебятины, внесенной переводчиком, приближается, как по мне, к критической отметке. И это не простая небрежность, а явное намерение «оправославить» текст, сделать его более церковным, более «своим» для православного читателя. Отсюда отсылки к Писанию и к небесной иерархии псевдо-Дионисия.

Последняя фраза – тоже отсебятина. Я не остановился на ней – ее просто нет в оригинале. Зачем она понадобилась переводчику, известно только ему самому.
Tags: массовая культура, перевод
Subscribe

  • Минутка воспоминаний: от кого добра не жди

    Этот пост был опубликован 2 года назад. А ещё до того он был опубликован 5 лет назад. Мне кажется, интересно не только перечитать его сейчас, но и…

  • Прекрасные типажи

    Я не люблю соционику. Duh, как говорят американцы, когда вынуждены констатировать очевидное и всем известное. Но соционика – феномен в первую…

  • О миссиях и миссионерах

    Слышали ли вы трагедию пророка, мечтавшего облагодетельствовать людей? Знания открыли ему путь к счастью и избавлению от страданий. Возможности…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments

  • Минутка воспоминаний: от кого добра не жди

    Этот пост был опубликован 2 года назад. А ещё до того он был опубликован 5 лет назад. Мне кажется, интересно не только перечитать его сейчас, но и…

  • Прекрасные типажи

    Я не люблю соционику. Duh, как говорят американцы, когда вынуждены констатировать очевидное и всем известное. Но соционика – феномен в первую…

  • О миссиях и миссионерах

    Слышали ли вы трагедию пророка, мечтавшего облагодетельствовать людей? Знания открыли ему путь к счастью и избавлению от страданий. Возможности…