Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Сказки о силе, или High and Mighty English Language

Я не раз слышал, как англичане и американцы восторгаются русским языком. Благодаря логичной орфографии, глядя на написанное слово, мы всегда знаем, как его читать. Благодаря падежам и прочим суффиксам с приставками – можем выразить тонкие оттенки смысла порядком слов в предложении. «У попа была собака» – не совсем то же, что «Собака была у попа».

А я вот время от времени завидую английскому словарю. Нет, русское наречие тоже богато как отечественными словесами, так и импортной лексикой. Но раз за разом оказывается, что на интересующие меня темы удобнее говорить именно по-английски – настолько точнее тамошние слова подходят к нужным мне понятиям.


Англичанину проще осознать разницу между волей и желанием. To want обычно переводят, как «хотеть», но это глагол, образованный от существительного. Want – недостаток, нехватка. Если о человеке говорят «We found him wanting», это не значит, что он член монашеского ордена, запрещающего желания, и его застукали на запретном. Нет, он всего лишь был проверен и провалился, не дотянув до высоких требований.

Желание, таким образом – не более чем страдание, вызванное нехваткой. Концентрироваться на нем – значит, увеличивать его без всякой пользы для себя. Страдание останется с вами, пока вы не сделаете что-то, чтобы устранить его причину.

У англичан есть еще и wish. Это в некотором роде противоположность want – не «мне плохо, потому что мне этого недостает», а «мне будет хорошо, если я это получу». Поэтому I want – резкое требование «дай мне это немедленно», а I wish – мягкое пожелание «а может, все-таки дашь, ну пожалуйста?». Но вот это детское «дай» в обоих словах весьма отчетливо.

Воля же по-английски будет will, и точно так же звучит глагол-связка будущего времени. I will do it – я это сделаю. Где воля, там и действие, друг без друга они не существуют.

Этим же словом называют, если помните, и завещание, и тоже весьма логично. Завещание – последнее действие человека, которое он совершает уже после смерти, чужими руками. Это он сам распределяет свое имущество между людьми, которым хочет его отдать.


Но самое удивительное – это «сказки о силе».

Как перевести слово «сила» на английский язык? Strength – уверенно скажет каждый, кто учил его в школе – и будет не вполне прав. Это существительное, образованное от прилагательного strong. А strong может быть и человек, и ветер, и мост, и суп, и даже водка. Далеко не все они бывают сильными. Зато все они бывают крепкими.

Крепость – качество, которое невозможно игнорировать. Тот, кто крепок, громко заявляет о себе и сопротивляется давлению. Если злодей оказался перед укреплением (stronghold) или сейфом (strongbox), ему придется постараться, чтобы попасть внутрь. Воду можно пить стаканами, но с крепким напитком (strong drink) стоит быть осторожнее. И даже крепкое словцо (strong words) укладывается в ту же схему. Его используют, чтобы привлечь внимание и показать: дело серьезное.

Но в то же время strength не безгранична: если давить достаточно сильно и долго, рано или поздно она иссякнет. My strength is almost over – мои силы почти на исходе. Укрепление может разрушиться, крепкий напиток – выдохнуться, и даже крепкое слово вполне способно утратить свою действенность и выразительность от частого употребления.


Может быть, «сила» – это force? В «Звездных войнах», например, переводили именно так.

Тоже не совсем. Force – не вещь и не качество, а направленное действие. Его правильнее называть усилием или даже насилием. Силы природы – forces of nature – не пребывают где-то там, а непрерывно влияют на все вокруг, хотим мы этого или не хотим. От каких-то можно защититься, другие, вроде гравитации или возрастания энтропии, вездесущи.

Силовое поле – forcefield – то же самое воздействие, только как бы ограниченное, постоянно находящееся в определенном месте. Стоит войти в его зону, и ты сразу почувствуешь его влияние. Будет больно.

I was forced to do it – оправдывается джентльмен, имея в виду, что на него надавили, и он передвинулся, как пассивная фигура в шахматах. Он поступил так не по своей воле, а потому и поступок не считает в полной мере собственным. Не зря юристы спорят, должен ли такой человек нести за свои дела полную ответственность.

В русский язык даже вошло отдельно прилагательное «форсировать» – приложить усилия, чтобы вопреки всему навязать миру свою волю. Форсировать реку – пересечь ее без нормальной переправы, под огнем противника. Форсировать события – торопить их, чтобы развязка наступила как можно скорее. А по-английски форсировать можно и заклинившую дверь – как следует нажать на нее, чтобы она открылась (или закрылась).

Получается, что force и strength противоположны друг другу – первая необходима, чтобы преодолеть вторую.


Might происходит от глагола may – мочь, быть в состоянии. У него есть полный русский синоним «мощь», также происходящий от глагола «мочь». Mighty – мощный, могучий. Дайте ему точку опоры и место, куда приложить силушку богатырскую, и он сможет перевернуть весь мир. Если захочет.

Особенность might – в ее пассивности. Не зря она похожа на перфект – «мог бы». Стоит ей из возможности стать действительностью, и она тут же обернется force или strength.

Наше пафосное «великий и могучий» в точности равно не менее пафосному английскому high and mighty. Так что те, кто пытается переводить его как great and powerful, просто не в курсе.


Power – власть, а в физике еще и мощность, которая измеряется в ваттах. Это размах сил, которые вы способны привести в движение. Шестьдесят ватт – потребление тусклой лампочки накаливания, а вот шестидесяти мегаватт хватит уже на небольшой городок. Москве, кстати, требуется пятнадцать с лишним тысяч мегаватт. Что тут скажешь, real power.

Great Powers – стандартный дипломатический термин, и значит он «великие державы»: государства, способные не только самостоятельно определять свою политику, но и влиять на чужую, если она их не устраивает. World Powers – мировые державы – те, чьи внутренние интересы распространяются на весь земной шар.

Волшебные кольца в Средиземье назывались Rings of Power. Тот, кто их надевал, не получал ни силы, ни мудрости, ни сверхъестественных способностей. Что он получал, так это возможность распространять свое влияние как можно шире, зацеплять и двигать как можно больше людей и событий.


А вот отрывок из замечательного романа «Гарпия», написанного известным мастером слова Г.Л. Олди:


– Каждый из вас много раз сталкивался с проявлениями маны. Вы изменяли, трансформировали, превращали – все это делала мана. Присутствуя везде, она накапливалась в вас, повиновалась вашим приказам и влияла на предложенную вами цель. Если я скажу, что и вы, владыки и повелители, в то же время подчинялись приказам маны – вы не поверите. Поэтому я промолчу до лучших дней. Лучше ответьте мне: что есть мана?

– Сила! – выкрикнул с места Клод.

– Сила! – поддержали его сокурсники, радуясь удачному сравнению.

– Значит, сила? – переспросил доцент. Он задавал этот вопрос десятки раз, надеялся, что однажды получит другой ответ, а не вечный крик про силу… И с грустью понимал: не сейчас. – Что ж, вы не оригинальны.

– А вы? – перекрыв гомон, спросил усатый студент. Усач был старше остальных. – Что скажете вы, мастер Матиас?

"Запомнил имя, – отметил Кручек. – Внимательный…"

– Усилие. Я скажу: усилие. Чем, по-вашему, отличается сила от усилия?

Воцарилось молчание.

– Не знаете? – доцент обождал еще минутку. – Хорошо. Попробую объяснить. Сила – самодостаточна. Она может валяться на диване, уставясь в потолок, ничегошеньки не делать, и все равно она вовеки пребудет – сила. Сила – хозяин, не работник. У силы нет причин совершенствовать мастерство. Достаточно приложить к объекту большее количество силы – и все задачи, какие сила обычно ставит перед собой, будут решены. Представьте, что вы получили в свое распоряжение огромный резерв силы. Зачем вам учиться?

– Ха! – мечтательно выдохнул Клод, фактически ответив.

Хохот аудитории вернул его на землю.

– Вот именно. Будь мана силой, все, пронизанное ею, утратило бы стимул к развитию. Лук силен. Натянув его, мы получаем представление: насколько силен наш лук. Но смысл лука – в выпускании стрелы. А смысл полета стрелы – в поражении цели. А наличие цели говорит о человеке, выбравшем эту цель. Сложная, взаимосвязанная цепочка, где сила – лишь одно из звеньев. Эту цепочку я называю усилием. Почему?

– Ага, почему? – без тени насмешки выдохнул Хулио.

– Усилие производит кто-то или что-то. Усилие направлено на некий объект. Усилие – способ решения. Усилие дубины, сокрушающей кости, и усилие острого кончика шпаги, пронзающей сердце. Да, первое – больше. Но второе – искусней. Итак, мана – это усилие. Она нуждается в накоплении, целеполагании и трансформации не меньше, чем будущий объект воздействия. Вы и ваша мана сливаетесь в едином, сложно организованном усилии.



Переводить Олди на другие языки – настоящий кошмар. Я бы не взялся. Но этот отрывок не так уж сложен, а нас в нем волнуют всего два слова. Как бы вы перевели здесь силу и усилие, разницу между которыми объясняет профессор Матиас Кручек?

Сила, о которой он толкует, могла бы быть might. Это ей свойственно лежать на печи, и все равно она есть и пребудет – сила. Но все-таки might слишком связана со своим носителем. Ты с ней рождаешься или развиваешь ее тренировками, и она от тебя никуда не денется. Мана, с другой стороны – что-то внешнее. Маг должен накопить ее, преобразовать и использовать. Значит, «сила» здесь – однозначно power.

С «усилием» куда проще – это force. Направленное действие, ценность которого в его четкости и мастерстве. Да, маги в этом сеттинге – самые настоящие force-users. Вспомнить, как в начале своей речи почтенный учитель упоминает, что маги, повелевая маной, в то же время слушаются ее приказов – и аналогия со «Звездными войнами» станет еще нагляднее.


Теперь, надеюсь, вы сами сможете ответить, почему спиртной напиток может быть strong, но не powerful, компьютер – powerful, но не strong, а волшебное зелье – и тем, и другим сразу.

Кстати, если вы все это поняли, то англичане могут вам позавидовать. Большинство из них не осознают тонкостей смысловых различий синонимов, и просто понимают, что некоторые сочетания слов вроде бы и понятны, но звучат неправильно.

Некоторые вещи виднее всего со стороны.
Tags: простые истины, сила слова
Subscribe

  • Судьба автора

    Как известно любому автору, книгу невозможно контролировать. Ты мог писать её в надежде передать ясное и недвусмысленное послание, что-то такое, что…

  • Минутка воспоминаний: Автор, который испугался

    Этот пост был опубликован 5 лет назад.

  • Вдогонку Льюису

     Цитата из «Английской литературы 16 века» Льюиса навела меня на некоторые мысли по поводу волшебства в историях. Льюис верно подметил,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments

  • Судьба автора

    Как известно любому автору, книгу невозможно контролировать. Ты мог писать её в надежде передать ясное и недвусмысленное послание, что-то такое, что…

  • Минутка воспоминаний: Автор, который испугался

    Этот пост был опубликован 5 лет назад.

  • Вдогонку Льюису

     Цитата из «Английской литературы 16 века» Льюиса навела меня на некоторые мысли по поводу волшебства в историях. Льюис верно подметил,…