Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Category:

О божествах и религиях

В прошлых статьях я уже говорил об образах Бога — способах, которыми человек представлял себе высшее божественное начало, сотворившее или породившее вселенную.

Но образы Бога, которые нам удалось вычленить из мировых мифологий, слишком абстрактны. Они возникают в чистом виде только в построениях великих мистиков и богословов. Им нельзя поклоняться, им нельзя служить, с ними почти невозможно взаимодействовать. Хотя они властвуют над человеком, человек способен к «обратной связи» с Небом только при помощи более конкретных, близких образов.

Эти образы, которые можно назвать и архетипами, ничуть не менее интересны. Каждый из них — персонификация некой концепции, или части мироздания. И именно эта концепция — своего рода сердце, основа божественного образа — выстраивает вокруг себя и всю мифологию, и весь культ этого божества.


Одна из древнейших религий, которую ученые прослеживают еще с каменного века — поклонение Великой Матери. Необъятная, бесформенная, она объемлет собой весь мир. Она порождает и пожирает мириады существ ежесекундно, и в то же время никто из ее детей никогда не покидает ее утробу. Небо, земля, подземный мир — все это Она.

Великая Мать, вопреки имени — вовсе не олицетворение женского начала. Женское начало немыслимо без мужского, а Великая Мать обходится без мужа. Никакого Отца в этой религии нет и никогда не было.

Основа этого образа — материальное существование. Человек видит вокруг себя непрерывное движение и превращение материи. Куда бы ты ни пошел, кем бы ты ни стал, материя, составляющая тебя, никуда не исчезает и ниоткуда не появляется, но лишь переходит от одной формы движения к другой.

В определенном смысле можно сказать, что религия Великой Матери основана на философии диалектического материализма, хотя Маркс, Энгельс и Ленин, несомненно, были бы потрясены, увидев, какими мрачными ритуалами порой чтили Мать-Материю их далекие предки.


После этой, примитивной и в то же время могущественной иерофании (явления божества), приходит черед космических божеств. Здесь мы уже находим и разделение на мужское и женское начало: чаще всего на вершине пантеона восседают Отец-Небо и Мать-Земля, и только в древнем Египте все наоборот. От их священного союза рождаются все прочие боги и демоны.

Однако Небо и Земля, как правило, пассивны, и не занимают сколько-нибудь важного места ни в мифологии, ни в культе. Эта роль отведена их многочисленному потомству.

Стихийные, космические боги, как следует из самого их названия, служат олицетворениями природных начал. Впрочем, нельзя сказать, что бог огня, скажем, есть всего лишь персонифицированный огонь — это определение духа огня, а не божества. Скорее любой огонь есть бог огня в его зримом и осязаемом облике. То же самое относится к богам грома, солнца, ветра, воды и так далее.

По мере развития общества люди осознавали, что социум тоже является частью космоса, и общественная стихия ничуть не менее реальна (и ничуть не менее чужда человеку), чем стихии воды или огня. Более того, идеальным образцом устройства общества поклонник космических богов считает гармонию космоса. Так космические боги получили еще и социальную нагрузку, а, скажем, греческий Гермес, бывший изначально мелким богом аркадских пастухов, стал, по сути, богом социума как такового: путешественников, торговцев, воров, спортсменов, мелких колдунов — всех тех, кто, не занимая в обществе заметного места, служит материалом, из которого куются социальные связи и механизмы.

Отличительной чертой всех космических божеств можно назвать их универсальность. Хотя разные народы почитали их под разными именами и при помощи разных ритуалов, сам космос, тем не менее, един для всех, и люди всей планеты видели одни и те же проявления своих богов — а от единства проявлений один шаг до признания единства и самой божественности.

Греки и римляне осознавали это лучше прочих. Сталкиваясь с чужими богами, они первым делом смотрели на их проявления и мифы, и везде, где находили сходство, просто считали нового бога другим именем уже знакомого.

Космическая религия, с ее неограниченным потенциалом к объединению, с ее наглядными иерофаниями, показывающими присутствие божественности повсюду в мире, казалась самым вероятным претендентом на роль религии будущего. И тем удивительнее, что она внезапно уступила место верованиям, основанным на совершенно другом принципе.


Для большинства людей природа сурова, но щедра. Даже там, где на первый взгляд, это не так: некий чукча как-то в разговоре совершенно вскользь, не задумываясь, обронил фразу: «Ну, в тундре, конечно, с голоду не умрешь».

Но иногда случается так, что мир, окружающий тебя, негостеприимен настолько, насколько это вообще возможно. Скудные дары, которые ты от него получаешь, правильнее называть добычей — с таким трудом приходится вырывать их у жестокой природы. Выжить в одиночку невозможно. Вся твоя жизнь зависит от твоего племени. Племя для тебя все, а его законы и обычаи, написанные потом и кровью предков — высшие законы, существующие в мире.

Таковы народы Пустыни, и такова их религия.

Для жителя Пустыни нет и не может быть никакой божественности в природе. Природа, какой он ее видит, находится под властью темных, злобных сил — демонов, враждебных всему живому и упорядоченному. Космос для него заканчивается на окраине кочевья, а изгнание — наказание хуже смерти.

Бог космоса — это бог племени, общины. Его проявления — не гром и молния, а те избранные, кто входит в племя. Ритуалы, совершаемые племенем, священны, ибо исходят от Него, и уклонение от их исполнения — тягчайший грех, ибо ставит под угрозу всеобщее выживание.

У других племен есть свои племенные боги. Но даже если чужаки зовут своего бога тем же именем и чтят его теми же обрядами — они все равно чужаки, и их бог — чужой бог, враждебный нашему. Доказать силу своего бога можно, уничтожив последователей бога чужого.

И если когда-нибудь племя Пустыни станет настолько сильно, что распространится по всему свету — оно сохранит верность своему богу, возвеличившему своих детей превыше всех народов земных. Его избранный народ, живущий по Его заветам, совершающий обряды по Его закону — лучший из всех народов. Чужие народы — второй сорт, их боги — демоны-обманщики, враждующие против Истинного Бога. Единственный способ обрести благоволение в глазах Отца — принять Его закон и войти в Его семью. Покинуть ее — по-прежнему участь страшнее смерти, а сделавший это не по приговору, а по собственной воле — уже не вполне человек, а друг демонов и враг Бога.

Иудаизм — безусловно, самая успешная из всех религий Пустыни и единственная, до сих пор сохранившая все основные черты в неизменности. На втором месте после него стоит ислам. Его последователи есть повсюду, его мистики и богословы восходили до высот богопознания, но на уровне Писания и культа ислам по-прежнему остался религией кочевого пустынного племени. Обычаи и привычки диких воинственных бедуинов вписаны в его священные каноны и не подлежат изменению.

Христианство устроено несколько сложнее. В конце концов, оно заметно изменилось, став официальной религией Рима. Религия Пустыни объявляет всех чужих богов демонами, религия Космоса — включает в общую систему. Поэтому почти любое языческое божество, с которым сталкивалось христианство, обретало новую жизнь сразу в двух ипостасях. Под прежним именем оно становилось злобным демоном, врагом Истинного Бога. Под новым — возникал святой или ангел, которому христиане возносили молитвы, не страшась совершить грех. Свойства и характер прежнего божества, однако, отходили именно к этому святому.

Национальность уже не так важна в христианстве. Во Христе нет ни эллина, ни иудея. Но все же не случайно эту религию приняли именно в Риме. Ведь быть гражданином Рима и быть поклонником римских богов — одно и то же, одного не бывает без другого.

И христианство по-прежнему стоит на идее Церкви, истинного народа Божьего. Войти в этот народ можно лишь тому, кто всем сердцем примет его обычаи, будет любить и ненавидеть то, что полагается по его правилам. Те, кто не желает входить в Церковь — заблудшие овцы, которых следует любой ценой привести к Истине. Те, кто изгнан из Церкви — несчастнейшие из людей, и их участь — проводить дни и ночи в рыданиях. Те же, кто покинул Церковь по собственной воле — пособники демонов и злейшие из врагов Бога.

Власть дьявола над миром за пределами Церкви в христианстве абсолютна и не подлежит сомнению. Любой богослов, который пытался хоть как-то уйти от максимы «все нехристиане будут гореть в аду», неминуемо сам рано или поздно начинал высказывать еретические мысли и противоречить Писанию и Преданию собственной церкви.

В результате христианство даже не двойственно, как многие другие религии, а тройственно. С одной стороны, подвижники и богословы, удостоенные мистических откровений, явили миру одну из лучших мифологий Бога-Света. С другой — простой народ, которому мистические откровения всегда были чужды, наполнил христианскую обрядовую, культовую жизнь почитанием старых космических богов и мифами о божественности, явленной повсюду.

Но с третьей — на уровне учения, богословских формул и догматов в христианстве продолжает царствовать жестокая, бесплодная и беспощадная религия Пустыни, для которой единственный избранный народ — самодовлеющий источник божественности, не нуждающийся ни в каком другом. Для нее Церковь есть образ Божий, голос церковных иерархов — слово Божье, а любой, кто осмелится усомниться в том или другом — враг Божий, подлежащий вечной смерти.
Tags: метафизика, мифология
Subscribe

  • Мотивы для инквизитора

    Тут уважаемый myrngwaur опубликовал великолепную рецензию на цикл Скотта Бэккера «Второй Апокалипсис». Если вы её ещё не…

  • Гримуары Индостана

    От русской магии вернёмся на Восток, в Индию. Но прежде чем говорить об индийской магии, придётся сказать несколько слов о самой Индии. Думаю, для…

  • Теория заговора. Русского народного

    В наше время фольклористы продолжают странствовать по русским деревням, собирая остатки народных традиций. В том числе, разумеется, магических. Сами…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments

  • Мотивы для инквизитора

    Тут уважаемый myrngwaur опубликовал великолепную рецензию на цикл Скотта Бэккера «Второй Апокалипсис». Если вы её ещё не…

  • Гримуары Индостана

    От русской магии вернёмся на Восток, в Индию. Но прежде чем говорить об индийской магии, придётся сказать несколько слов о самой Индии. Думаю, для…

  • Теория заговора. Русского народного

    В наше время фольклористы продолжают странствовать по русским деревням, собирая остатки народных традиций. В том числе, разумеется, магических. Сами…