Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Category:

Ухватистые микроскопы религии

За что я люблю разделение труда – оно наводит порядок не только в экономике, но и в головах.

Если единый процесс можно разделить так, чтобы его выполняли разные специалисты – значит, это с самого начала было несколько разных дел, требующих разных знаний, навыков и подходов. Технический прогресс научил нас различать и абстрагировать на более высоком уровне, а значит – способствовал развитию нашего ума.

Религия когда-то отвечала вообще за всю умственную деятельность человека. Все, для чего требовались разум и воображение, находилось в области всеобъемлющего мифо-ритуального Уклада. Все было освящено именем предков, и для всего существовал единственный правильный способ.

В небольшом древнем племени один и тот же человек мог исполнять сразу все роли: и вождь, и жрец, и шаман-пророк, и сказитель, и судья. Собственно, тогда люди еще не знали, что это разные роли, и все это, может быть, даже называлось одним словом.

Затем начались сложности. От религии отпочковались политическая власть, управление, искусство, идеология, естественные и гуманитарные науки...

В седьмом веке нашей эры Мухаммед казнил поэтов, которые выступали против него. Гонения на людей искусства? Не совсем. Арабское слово, которое у нас переводят как «поэт», обозначало сказителя-шамана-пророка, духовного и идеологического лидера племени. Слова этих поэтов считались откровениями неба, а их проклятия и благословения все арабы воспринимали очень серьезно. Но политической власти у них уже не было. По сравнению с ними Мухаммед – не только пророк, но правитель и судья – был скорее шагом назад.

Какую бы роль религия ни играла в сегодняшнем обществе, это все равно огрызок прежнего всемогущего Уклада.

Но кое-что осталось до сих пор, и очень многие недоумения происходят от того, что разные процессы в современных религиях остаются слепленными воедино в руках одного человека. Не все могут понять, какие инструменты предназначены для какой цели, и в результате пытаются забивать сами знаете что сами знаете чем.


Например, есть такая профессия – ритуальный специалист. Знаток формул, символов и методов, управляющих воображением.

И есть такое призвание – посредник между людьми и Богом. Человек, служащий местом встречи миров. С Богом он говорит от имени людей, людям же вещает от имени неба.

Но они не просто разные – они практически несовместимы между собой. Настоящее призвание ритуального специалиста – быть ведущим на общих обрядах. Он инженер человеческих душ. Ему приходится соблюдать то же равновесие, что актеру на сцене: входить в образ, но ни на мгновение не забывать, что это спектакль. Он не являет людям Бога, а помогает им самим прийти в состояние, когда с Богом можно увидеться.

Посредник же, наоборот, не властен над теми силами, которые через него приходят. Если он и совершает какие-то ритуалы – они предназначены не для других, а в первую очередь для него же самого. Так он пытается как-то упорядочить происходящее, чтобы выжить и не сойти с ума.

Ритуальным специалистом можно стать по собственной воле. Это навык, требующий обучения. В нем преуспевают умные, образованные, артистические натуры. Посредником же становится обычно тот, у кого нет выбора. Бог берет его за шиворот и говорит: «Слушай сюда и передай другим». Среди таких полно дурачков, сумасшедших, недалеких людей – чем меньше собственной личности, тем больше «оттуда» может пройти через человека.

В идеале получается цикл: откровение, явленное через основателя религии, жрецы облекают в слова и символы, и эти символы, придавая форму уму, направляют откровения новых пророков. Религия поддерживает сама себя, развиваясь и углубляясь.

Но это в идеале. В реальности же эти профессии постоянно смешивают. Чаще всего, конечно, ритуальные специалисты приписывают себе посредничество между Богом и людьми, чудотворную силу и святость откровений.


В комментариях к моей статье о культе поста один из участников сказал: в христианстве невозможен самодовольный аскет. Подвижничество нужно для борьбы со страстями, и если страсти не усмирены, то и подвижнику грош цена.

Это не какое-то частное мнение, а общепринятое среди православных учение. Умерщвление плоти они считают необходимым, чтобы достичь безмятежности духа.

Однако перед нами снова две задачи, требующие разных инструментов.

Тишина ума, избавление от привязанностей, укрощение эмоций – обо всем этом охотно говорят буддисты, и у них есть целый арсенал действенных методов для этой цели. Основа всего – умеренность, уравновешенность, самонаблюдение и самоконтроль. Пост и бдение так же далеки от этой золотой середины, как и самый разнузданный гедонизм. Будда пришел к этому выводу после того, как сам некоторое время побыл аскетом и даже голодал сорок дней.

И в христианстве такие методы существуют тоже, причем именно у монахов. Для того и нужен новоначальному духовный наставник – или попросту духовник. Для того ученик и должен открывать наставнику помыслы, рассказывая о каждой своей мысли, желании или эмоции. Духовник помогает ему, пока он еще сам не понял, на что нужно обращать внимание, что делать, а чего не делать.

Однако же не зря рассказана притча, о которой я уже вспоминал: монах-отшельник узнает от Бога, что в соседнем городе живет простой горшечник, который куда праведнее его. Горшечник не предается подвигам, а живет простой тихой жизнью, ни над кем не превозносясь, никого не осуждая и не ведая никаких излишеств.


Уход от людей, одиночество, молчание, воздержание от пищи и сна, добровольное самоистязание – средства, известные за тысячи лет до христианства. Но цель у них – никоим образом не внутренний покой и усмирение страстей. Скорее уж наоборот.

В комнате, поглощающей любые звуки, самый тихий шум превращается в оглушительный грохот. Люди, подолгу остающиеся там, не могут спать, потому что им мешает рев собственной крови в ушах и нестерпимые удары сердца.

Точно так же, оставшись без всего, что составляло человеческую жизнь – еды, сна, секса и любого другого общения с живыми людьми – человек оказывается наедине с собой, и малейшие движения его собственной души становятся ураганом. То, что в миру было незаметно, уже не получится игнорировать при всем желании.

Аскеза – способ временно сойти с ума и погрузиться в тот парадоксальный мир, где обитают безумцы. Только там человек способен встретиться с богами и демонами.

В индийском эпосе «Рамаяна» говорится о царе ракшасов Раване. Он был настолько ревностным аскетом, что сам отрубил себе девять из десяти голов и бросил их в огонь. Боги явились к нему, чтобы вознаградить за подвижничество – и Равана потребовал себе неуязвимости для любого оружия богов и демонов, после чего стал жестоким тираном, для чего, собственно, все и затевалось.

Это обычное дело для индийской мифологии. Если там кто-то предается аскезе, то только для того, чтобы получить от богов ценный дар. Власть, силу, знание Вед, перерождение в нужное время в нужном месте... Один отшельник потребовал, чтобы его другу-царю было даровано место в небесных обителях Индры, а когда боги отказали – в ярости сотворил специально для него новые обители.

Иисус, как и Будда, постился сорок дней – но у него была другая цель, и потому он ее добился. Добившись же, немедленно прекратил подвижничество и больше к нему не возвращался.

Целью Иисуса была встреча с сатаной и победа над его искушениями. Оно и логично: в том состоянии, в которое приходит аскет, все его тайные желания, о которых он мог и сам не подозревать, превращаются в демонов-искусителей. Совесть и принципы оборачиваются суровыми, но благосклонными ангелами. Страхи становятся чудовищами и драконами.


Аскеза не способствует победе над страстями – это победа над страстями необходима аскету. Иначе бушующий внутренний мир обречет его на крайне неприятные последствия.

И уж конечно, никакие самоограничения не мешают чувствовать собственное превосходство. Наоборот, они ему помогают, ибо дают основу и повод – праведник точно может сказать, чем он лучше невоздержанных грешников. Христианские правила требуют от монаха смиряться хотя бы в поведении – и то это не всегда действует, не зря говорят, что есть смирение, которое хуже гордыни. А индийский подвижник (гуру или садху) и сам считает себя живым богом, и ученикам предписано чтить его соответственно.
Tags: религиозные штудии, энциклопедия заблуждений
Subscribe

  • Поговорим о странностях любви

    Мне в очередной раз встретился на просторах интернета крик души: «Ну почему, люди, вы хотите одно, а выбираете другое?». И дальше…

  • Ваши координаты

    Люди делятся на дофига категорий. Одна из них – те, кто думает, будто люди делятся на две категории. Народная мудрость Делить пополам…

  • Наивность в твоих словах слышу я

    Есть такие фразы – безошибочные маркеры... не то чтобы глупости – говорящие часто бывают весьма умны – а скорее отсутствия опыта.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments

  • Поговорим о странностях любви

    Мне в очередной раз встретился на просторах интернета крик души: «Ну почему, люди, вы хотите одно, а выбираете другое?». И дальше…

  • Ваши координаты

    Люди делятся на дофига категорий. Одна из них – те, кто думает, будто люди делятся на две категории. Народная мудрость Делить пополам…

  • Наивность в твоих словах слышу я

    Есть такие фразы – безошибочные маркеры... не то чтобы глупости – говорящие часто бывают весьма умны – а скорее отсутствия опыта.…