Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Category:

Наука убеждать

Я вдруг понял, что довольно часто упоминал эту тему в разных своих статьях, но ни разу не излагал ее одним связным куском. Между тем она действительно важна, если вы хотите понять, за счет чего так сильна магия слов.


Ум устроен так, что понять – значит принять. Все, что вы в состоянии уразуметь, укладывается в голове как достоверный истинный факт.

Это не слишком удобно, согласитесь. Жить, постоянно веря всему, что тебе говорят – значит нарываться на множество неприятностей. Даже маленькие дети так не делают.

Поэтому к пониманию прилагается дополнительный фильтр – педаль сцепления с реальностью. Когда он включается, понимание становится пустым. Вы вроде бы и расшифровали услышанные слова, но в то же время осознаете, что все это – лишь слова. Пустые формы, у которых нет наполнения и содержания. Из них можно строить красивые картины, и даже любоваться ими, но придавать им значения не стоит.

В чем разница между вруном и фантазером? Фантазер всегда так или иначе предупреждает, что сейчас будет сказка. Любой сказочный зачин, как писал Пропп, сводится к словам «это было давно и неправда». Каждый, кто его слышит, тут же неосознанно выжимает в голове педаль сцепления с реальностью, и с этого момента может наслаждаться историей, осознавая ее придуманность.


Взрослый человек нарабатывает за жизнь защитный слой цинизма. Его внутренняя педаль всегда чуть-чуть нажата, и практически все услышанное или прочитанное он воспринимает, как говорят англичане, с крупинкой соли.

Однако сила магии слов – и ее польза для любого, кто умеет ее применять – настолько велика, что за века появилось множество способов преодолевать защитный барьер и впечатывать свои слова в чужие умы на правах несомненной реальности.

Подобные мастера – даже не всегда жулики. Тому, кто говорит правду, тоже нужно уметь быть услышанным. Ему это даже нужнее, чем обманщику, ведь он не может говорить другим то, что они хотят услышать. Остается полагаться только на особые приемы.

Печальный парадокс нашего времени: лучший обман совершается с помощью вовремя сказанной правды, а чтобы донести до людей правду, приходится пользоваться методами обмана.


Не подавай сигналов, что говоришь неправду. Демонстрируй полную уверенность в своих словах.

Так добиваются успеха гуру некоторых сект. Они могут говорить, что угодно, нести любую чушь, противоречить общеизвестным фактам, логике и здравому смыслу. Но уверенность и напор разносят вдребезги хрупкий цинизм самых доверчивых и внушаемых – а именно такие и нужны любому гуру.

Умный, знающий и правдивый человек почти всегда хоть немного да сомневается в своей правоте. Если он не тренирован в магии слов, это сомнение непременно проявится в том, как он говорит и ведет себя. По сравнению с непреклонным обманщиком он будет казаться менее убедительным.


Защиту легко пробивают сильные эмоции. Даже понимая, что персонажи книги или фильма вымышлены, мы можем рыдать над их страданиями или кипеть ненавистью из-за их мерзких поступков. Вспоминаем несчастного Белого Бима, над которым обливались слезами советские школьники (и я в том числе).

В итальянский город Верону в течение многих десятилетий приходили (а возможно, приходят и сейчас) письма со всего мира, адресованные Ромео и Джульетте. Пишут поклонники и по адресу «Великобритания, Лондон, Бейкер-стрит, 221b, мистеру Шерлоку Холмсу». Очевидно, их не останавливает даже осознание, что все эти персонажи не только вымышлены, но и давно умерли. Любовники из Вероны – прямо в тексте.

А уж если речь идет о том, что происходит здесь и сейчас, власть эмоций становится и вовсе необоримой. Достаточно рассказать людям то, что вызовет у них сострадание, страх, гнев или беспокойство (лучше всего одновременно) – и они поверят вашим словам.


Защитный барьер всегда чуть-чуть поднят на то, что мы слышим и читаем. Но он почти всегда полностью опущен на то, что мы говорим и пишем. Не верить собственным словам способен только тот, кто заведомо знает, что лжет или выдумывает.

А потому лучший способ во что-то поверить – убеждать в этом других. Даже опытные лжецы порой начинают верить в собственную ложь, если повторяют ее достаточно часто и аргументируют достаточно логично.

Это тоже используют идеологи сект, партий и других движений. Они охотно посылают новичков агитировать и проповедовать. Неважно, сколько такие миссионеры приведут в группу новых прозелитов. Важно, что, пройдя через это задание, они сами будут уже беспрекословно верить учению группы.


Сцепление с реальностью всегда полностью отпускает тот, кто учится новому. Там, где ты ничего не знаешь – и знаешь об этом – остается только довериться учителю. Уже потом, когда он создаст у ученика в голове картину новой части мира, может прийти черед сомнений и вопросов. А может и не прийти.

Самый простой вариант использовать эту особенность – ввести новые понятия или придать иные значения уже известным словам. Слушателю придется запомнить их, чтобы понять тебя, а значит, и всю мысль он воспримет как истинную.

Поэтому у любой группы, которая хочет запечатлеть и распространить свои идеи, рано или поздно появляется собственный словарь. Чем больше слов вам удастся присвоить, тем крепче и власть над умами людей.

Словарь выглядит экзотическим только у тех, кто готов навеки оставаться узким кругом единомышленников, отгородившимся от мира. Настоящие учения, которым нужна власть над массами, действуют иначе.

Они не переопределяют значения слов, а смещают их. Ведь у каждого понятия не один смысл, а сразу целая область. Стоит взять побочный смысл и сделать его главным, как вся граница значений слова изменится. Потом, если нужно, можно повторять процедуру, пока слово не начнет значить то, что вы хотите.

Так произошло, например, со словом «семья». Семья – мужчина, женщина и их потомство. Но в организованном обществе члены семьи живут под одной крышей, ведут совместное хозяйство и вместе владеют имуществом. И новая идеология сделала именно эту, экономическую сторону главным значением слова «семья», отбросив изначальное, биологическое значение.

Значит, семье вовсе не обязательно состоять из мужчины и женщины – может быть любое количество людей любого пола. Если они решили назвать себя семьей, то должны пользоваться всеми правами семьи. Они могут пополнять свои ряды при помощи традиционных, одобренных и поддержанных государством, ритуалов – брака и усыновления.


Знания подобны дереву – они растут друг из друга. Стоит связать новый факт с теми, что уже известны и приняты, и он тоже будет принят.

Так устроено правильное системное обучение: преподаватель приживляет новые знания к тем, что уже есть в голове ученика, объясняет неизвестное через известное.

Так же работает и притча: она говорит о том, чего ты еще не знаешь, используя образы и сравнения из того, что известно каждому.

Но так же может работать и пропаганда. Достаточно лишь грамотно сравнить то, что ты хочешь утвердить в умах, с тем, что там уже утвердилось до тебя.

Фашисты обосновывали неравенство, сравнивая общество с организмом. В теле есть голова, сердце, желудок, руки и ноги. Все они разные, каждый полезен на своем месте, но никто не в состоянии исполнять чужую работу. Кто родился подчиняться, тому не дано править. Кто призван торговать, тот не станет воевать.

Коммунисты обосновывали равенство, сравнивая общество с семьей. Ребенок не знает и не умеет того, на что способен взрослый. Чтобы сделать его взрослым, придется долго его учить, воспитывать и тренировать, пока он не достигнет уровня своих родителей, а лучше – превзойдет его. Так и общество должно воспитывать и учить каждого своего члена, чтобы поднять его до максимального уровня, на который он способен.


А что происходит, когда нечто уже принято? Оно ведь не остается лежать в неизменности. Разве не может человек разочароваться в том, в чем раньше был убежден? Разве не может он изменить мнение под давлением логики, или обстоятельств, или авторитета?

По каталогу ума ходит аудитор – сомнение. Он проверяет хранящиеся там факты, и если они не выдержали проверку, ставит на них гриф «не».

Это сложный и даже мучительный процесс. Сомнение – внутренняя борьба: сила, стремящаяся вычеркнуть неправду из ума, противостоит силе, стремящейся сохранить его целостность.

Отсутствие сомнений важно для любого дела. Пока ты сомневаешься, ты не сможешь действовать в полную силу, а если сомнения достаточно активны – не сможешь действовать вообще, замрешь в нерешительности.

Поэтому люди не любят сомневаться и переоценивать свои взгляды. Чаще всего, столкнувшись с тем, что противоречит уже им известному, они попросту отвергают новое как заведомую ложь или выдумку. Чем глубже укоренилось знание, тем легче отбросить противоположные факты.


Ничто не изглаживается из памяти, пока не будет полностью забыто и вытеснено чем-то другим. Отрицание, наложенное сомнением, только уменьшает значимость знания – но не до нуля.

Обычно человек, усвоивший два несовместимых факта, продолжает в какой-то степени верить в оба, но меняет их оценку. Так оккультист, обращенный в православие, по-прежнему верит в оккультную картину мира и могущество магии, но и то, и другое приписывает бесам.

Поэтому практически невозможно навсегда опровергнуть ложь. Сколько ни приводи убедительных аргументов, сколько ни доказывай, что это не так – если ложь утвердилась в умах раньше правды, она будет всплывать снова и снова, пока ее не забудут.
Tags: психология, сила слова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments