Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Category:

Секса не существует

В одном руководстве для начинающих писателей встретилось мне совершенно потрясающее наставление. Суть его сводилась примерно к следующему:

«Если ты решил сочинить постельную сцену — не пытайся описывать секс. Секса не существует. Никакие живые люди, кроме, быть может, порноактеров перед камерой, не занимаются сексом».

Парадокс? Ведь что, спрашивается, делают все остальные, когда между мужчиной и женщиной доходит до интима?

Да что угодно, в самом-то деле. Трахаются, сношаются, овладевают, отдаются, занимаются любовью, строгают детей — десятки вариантов. И считать их синонимами — такая же глупость, как думать, будто врач, выписывающий рецепт, поэт, набрасывающий гениальное стихотворение, и доносчик, строчащий кляузу, делают одно и то же — скребут по бумаге неразборчивым почерком.

Для писателя или режиссера понимать эту разницу очень важно. Если герои, улучив свободную минутку, торопливо перепихнулись на заднем сиденье автомобиля — для них (а значит, и для читателя) важны одни ощущения и переживания. Если на том же самом заднем сиденье они занимаются любовью, наконец-то признавшись друг другу в своих чувствах и уже не будучи в силах сдержать взаимную страсть — то совершенно другие.

И, что самое интересное, в обоих случаях те физиологические действия, которые принято называть сексом, будут далеко не на первом месте по значимости. Как и в любых других человеческих взаимоотношениях, действия — всего лишь способ выразить то, что двое хотят сказать друг другу.

Заниматься сексом — то же самое, что говорить. Человек не может «просто говорить» — он всегда высказывает что-то конкретное, чего-то хочет этим добиться. Конечно, есть ораторы, способные говорить долго и не сказать ничего. Их речи — полный аналог порно: есть действие, но нет смысла.


До авторов, особенно начинающих, эта простая истина доходит не всегда. Но их не стоит за это винить. Все человечество в целом только в последние сто-двести лет начинает понимать ее — и до сих пор только считанные единицы понимают до конца.

Скажем, только в двадцатом веке до людей начала доходить разница между девственностью и невинностью. Первое — всего лишь физиологический нюанс, который в некоторых случаях может даже отсутствовать с рождения. Второе — состояние души.

Девушка может отдаться любимому десятки раз — и все равно остаться невинной. Для нее вполне естественно принадлежать телом тому, кому она уже принадлежит душой и сердцем. А удовольствие, получаемое в процессе — лишь приятное дополнение к чувству полного единения с возлюбленным.

Другая крайность — то, что называют «технической девственностью»: девушка идет на разнообразные сексуальные эксперименты, постигает разные грани чувственности, обретает опыт, узнаёт больше о своем теле, учится получать и доставлять удовольствие, но при этом тщательно избегает прямого и недвусмысленного полового акта, чтобы не лишиться того самого физиологического нюанса. Чаще всего так поступают те, для кого девственность — непременное условие свадьбы. Ни о какой невинности тут уже и речи идти не может.


Если мужчина и женщина решили стать семьей, или просто более-менее долгое время прожить вместе, им приходится проходить через период притирки, когда рождается взаимопонимание.

Супруги росли в разных условиях, у них разное воспитание, и потому вполне естественно, что при помощи секса они передают друг другу разные послания. Беда начинается тогда, когда они не осознают, что эти послания — разные, и по умолчанию предполагают, что для другого секс значит то же самое.

Женщина, отдаваясь мужу, стремится выразить ему свою любовь и доверие. Муж же искренне любит жену, но при этом полагает, что секс нужен лишь для продолжения рода, а для этого вполне хватит одного раза в неделю безо всяких ухищрений — и то лишь до тех пор, пока не будет достигнуто требуемое количество отпрысков.

В результате она несчастна, потому что любимый ее отвергает, а он постоянно раздражен из-за непонятных, нелогичных и совершенно ненужных «приставаний» супруги.

Или, наоборот, мужчина полагает, что секс — естественное продолжение объятий и поцелуев, способ, которым двое любящих наслаждаются друг другом, а потому для ласк нет запретных мест ни географически, ни анатомически. Приступать к ним можно в любом месте и в любое время, когда есть настроение и нет свидетелей.

Его жена, в свою очередь, твердо убеждена, что исполнение супружеского долга стоит в одном ряду со всеми другими делами, которыми следует заниматься вместе, и которые составляют неотъемлемую часть размеренной супружеской жизни — такими как посещение музеев, отдых на природе или беседы о случившемся за день. Во всех этих делах ценен как раз распорядок и спокойная умеренность: так она ощущает, что они с мужем по-настоящему вместе и по-настоящему интересуются друг другом. И заниматься любовью она желает в специально отведенное время, строго в своей постели и без лишних сюрпризов и вольностей.

В результате он разочарован, когда его приставания наталкиваются на недоуменный взгляд и возглас «Не сейчас!» или «Куда лезешь!». Ему кажется, что он неприятен любимой, что она брезгует им и отдается через силу. Она же расстраивается, потому что, когда, наконец, наступает подходящее время, все условия соблюдены, и она морально подготовилась, у него нет настроения. С ее точки зрения, это значит, что он не дорожит их отношениями и не обращает на нее внимания.

Иногда такие разногласия списывают на разную психологическую природу, особенности воспитания или темперамента. Происхождение их именно таково, но настоящий источник проблем — непонимание, что твой любимый говорит на другом языке. Если бы все эти мужчины и женщины просто потрудились выучить язык своих «половинок» и научились правильно отвечать им, изрядной части проблем удалось бы избежать.
Tags: простые истины, психология, реплика в сторону
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments