Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Category:

Искусственное искусство живописи

Общаясь с профессиональными художниками, я заметил интересную вещь.

Как и все, приплюснутые профдеформацией (от них же первый есмь аз), они остро ощущают свою инаковость. Особенно когда находятся среди «внешних», которые думают, воспринимают и действуют по-другому.

Однако художники считают «другими», «не такими» именно всех остальных, а свое мировосприятие кажется им естественным, единственно правильным.

От нескольких преподавателей академического рисования я слышал фразу: «Нужно просто научить человека видеть то, на что он смотрит, и рисовать то, что он видит. Если учишь ребенка, то все еще проще – достаточно не мешать ему это делать».

Скажите, что вы видите на этой фотографии?

Правильно, вы видите собаку. Если попросить уточнить «какую», вы, возможно, скажете – веселую собаку. Или добавите название породы. Или кличку, если так уж случилось, что вы знакомы именно с этим псом.

Попросите ребенка нарисовать то, что он видит на этой картинке. Он будет рисовать веселую собаку – с глазками, лапками, ушками и всем остальным, позволяющим однозначно ее узнать.


Вот другая фотография. Скажите, какого цвета на ней листья деревьев?


Правильно, они зеленые. Хотя если вы возьмете тот цвет, которым на самом деле окрашены листья на фото, и перенесете его на чистый лист, то сразу окажется, что он скорее коричневый. Но вы увидели его зеленым – потому что мысленно, даже не задумываясь, убрали желтый оттенок со всей картинки.

В наше восприятие встроены мощнейшие фильтры обработки изображений. Их главная задача – мгновенно выделять и опознавать знакомые объекты. В первую очередь, конечно, все, что похоже на пищу, опасность или сексуального партнера. Во вторую – все остальное.

Освещение, местоположение, вариации оттенков – мы все это отмечаем, но затем в основном отбрасываем. Тигр остается тигром и при ярком свете солнца, и в красных лучах заката. Миллионами лет выживали те, кто вовремя замечал и узнавал его, а не те, кто любовался переливами светотени на его шерсти.

Еще до того, как картинка увиденного попадет в сознание, фильтры корректируют на ней цвета, отмечают границы и формы предметов и расставляют хэштеги. Они делают это за тысячные доли секунды.


Одна умная девочка, когда ее спросили, что такое имя, ответила – это первое, что мы видим, глядя на вещь.

Именно так и проявляется работа фильтров восприятия – мы видим в первую очередь имена. Вначале узнаем друга, а уже потом замечаем, что он встревожен, или бледен, или сменил прическу.

Этот механизм настолько безупречен, что даже маска, если не закрывает все лицо, не всегда способна ему помешать. Близкого человека вы можете узнать по цвету глаз или форме губ. Достаточно крохотного кусочка картинки, чтобы восстановить по ней целое.

Есть люди, у которых эта функция повреждена от рождения. Стоит тебе одеться непривычным образом, и такой знакомый будет долго и мучительно всматриваться в тебя, гадая – действительно ли ты тот, кого он знает, или кто-то совершенно другой?

Если нам придется изображать то, что мы видим, на бумаге – мы будем рисовать имена. «Это папа – ты же видишь, он лысый и в галстуке. Это мама – она в своем любимом синем платье. Это фараон – он в короне и в два раза выше подданных. Этот человек мертвый – ты видишь, он лежит».

Мне доводилось слышать мнение, что древнему неграмотному поселянину умение читать и писать должно было казаться колдовством. Один человек превращает свои мысли в значки на бумаге, а второй, глядя на эти значки, превращает их обратно в мысли.

Но на деле такого никогда не было. Письменность использовалась для колдовства, как и все остальное, но никто не считал ее саму чем-то волшебным. И в первую очередь потому, что для человека говорящего нет ничего естественнее, чем рисовать имена – изображать мир условными значками. Они совсем не похожи на то, что должны обозначать, но в то же время содержат все, чтобы их можно было узнать и прочитать.

Поэтому письменные значки, наоборот, иногда считались безопасным способом передать священное, потустороннее знание, не обращаясь к могущественной устной речи. Написанное имя понимают только автор и читатель. Тот, кому оно принадлежит, не услышит его и не отзовется.


Академическая живопись начинает с того, что берет все эти волшебные способности восприятия и ломает их об коленку. Художник не имеет права видеть то, на что смотрит – он должен видеть нечто совершенно иное.

Это не собака. Это пятна разных оттенков и фактур. Они находятся не в трехмерном пространстве, а в плоском поле зрения. Именно в таком порядке их следует перенести на холст – и только тогда любой, кто посмотрит на картину, увидит на ней веселую собаку.

Почему так легко рисовать по фотографии? Потому что бездумная машина уже сделала за тебя основную работу: превратила мир в пятна на плоском фоне. Тебе остается только скопировать их карандашами или красками. Это чисто технический навык, с которым может справиться та же машина.

Цветовой фильтр тоже придется отключить. Художник, глядя на снег, не видит его белым. Он видит, что вот здесь, в лучах солнца, он красновато-желтый, а там, в тени – синевато-фиолетовый. Рисуя зимний пейзаж, художник может использовать все краски, кроме белой – но зритель, глядя на картину, увидит на ней белый снег.


Живописцы твердят, что «взгляд художника» – живое, естественное восприятие, не испорченное культурой. Но на деле это самое настоящее измененное состояние сознания. Оно идет против всего, ради чего эволюция вообще создавала и совершенствовала наше зрение.

Оно куда более чуждо человеку, чем даже шаманский транс. Шаманы уходят с головой в мир воображаемого – тот самый, в котором и так обитает каждый мыслящий человек. Художнику же, наоборот, нужно убить воображение, оставив только бездушную, геометрическую оптику глаз. Но при этом он убежден, что именно он-то и есть настоящий служитель воображения, а все остальные практически лишены фантазии.

Обычному человеку, чтобы выйти в это состояние, придется принять изрядную дозу психоактивных веществ. Но художники достигают того же результата годами тренировок.

И это очень сильное колдунство.
Tags: простые истины, психология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 127 comments