Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

чайка

Вести с полей науки: историческая магия

В прошлом, 2018 году на свет появился небольшой, но безумно интересный сборник под названием «Что такое фундаментальное?». Его авторы – практически все физики – пытались по-разному ответить на этот вопрос, и в процессе рассказали читателям немало занятных фактов о науке в целом.


Современная научная эпистемология (наука о знании) определяет знание как «истинное, подтвержденное верование». Именно поэтому она предпочитает разделять источник знания и методы его подтверждения.

Я пишу об этом уже несколько лет, и все это время поклонники Знания упрекают меня в том, что я использую слова в неправильных, устраивающих только меня значениях. Так вот, имейте в виду – это уже не ересь, а самая что ни на есть ортодоксия.

Остался последний шаг – признать, что верование может быть подтверждено и обосновано не только научными методами, и мы вернемся к рационализму Фомы Аквинского.


В девяностых годах прошлого века в академической среде шли Научные Войны. Сражались между собой физики и социологи – точнее, физикалисты и социологисты.
Collapse )
чайка

Полный хаос

В комментариях к статье об измерениях меня навели на мысль. Так что я продолжаю цикл «Энциклопедия заблуждений», рассказывая о понятиях, которые часто используют не по назначению.

В этот раз поговорим о хаосе.

Разбор будет состоять из четырех частей:

– космогония: хаос – предначальное состояние мира;
– социум: хаос – синоним анархии;
– наука: хаос – интереснейшее понятие из физики и математики;
– популярное заблуждение: хаос и энтропия.

Collapse )
чайка

Магия возможностей

Стараниями Вадима Зеланда и его братьев по разуму сейчас всякий, кто в курсе современного нью-эйджа, знает, что такое пространство вариантов.

Это усовершенствованная версия базовой идеи «ты сам создаешь свою реальность». Согласно ей, где-то в виртуальном пространстве уже существуют все возможные версии тебя и твоей жизни. Какая из них реализуется – зависит только от твоего выбора. Не нужно ничего добиваться, напрягаться и прикладывать усилия, чтобы изменить мир. Достаточно просто выбрать вариант, который тебя устраивает. Если ты все сделал правильно, он сам постепенно образуется вокруг тебя.

Создатель этой идеи, насколько я могу судить, вдохновлялся эвереттовским мультиверсом в самом популярном изложении. Ссылаться на квантовую теорию множественности миров в оккультных и эзотерических трудах начали, кажется, еще лет двадцать-тридцать назад.

И тут есть определенная ирония.

Collapse )
чайка

Ван Гельмонт и наука будущего

В семнадцатом веке великий химик Ян Баптиста ван Гельмонт – он ввел в науку такие понятия, как "газ" и "фермент" – провел знаменитый опыт по самозарождению мышей. Он сложил в горшок грязное белье и через три недели обнаружил там мышь. Теория была убедительно доказана.

Сейчас мы, конечно, только улыбаемся, читая про этот опыт. Очевидно же, что почтенный херр ван Гельмонт не принял элементарных мер предосторожности. В частности – никак не проконтролировал, чтобы в горшок не могла забраться обыкновенная, уже готовая мышь.

Но тут есть над чем задуматься. Ведь ван Гельмонт, как ни крути, был ученым. Он отлично понимал, что такое правильный метод – иначе вообще не подумал бы проверять гипотезу при помощи эксперимента. Понимал он и то, что меры контроля необходимы. Вот только о том, какие именно возможности следует при этом учитывать, представления имел недостаточные.

А чем нынешние ученые отличаются от светила ятрохимии семнадцатого века? Только тем, что им известно больше переменных, которые требуется отслеживать и компенсировать при опытах. Да и методы отслеживания и компенсации стали более изощренными. Но нынешние ученые точно так же уверены, что учитывают все значимые факторы, а потому результат эксперимента заслуживает доверия.

Значит, мы можем предположить: ученые двадцать третьего – двадцать четвертого века, читая о достижениях нашей науки, будут точно так же посмеиваться над наивной самоуверенностью своих предшественников и над их странными гипотезами.

Я далек от эзотерического оптимизма Дина Радина и не думаю, будто мы когда-нибудь будем лепить реальность силой воли. Но вполне могу представить, как какой-нибудь читатель последующих веков будет удивляться:

– И они даже ничего не делали, чтобы предотвратить влияние вероятностных возмущений и своих собственных верований и ожиданий! Как им вообще удавалось что-то правильно угадывать в поведении природы?
чайка

Размышлизмы о чудесах

Что-то в последнее время мне постоянно вспоминается Роберт Бойль и его своеобразная теория чудес.

По мнению отца современной химии, человек призван познавать мир, ибо через творение он познает Творца. Однако в то же время человек прискорбно ограничен, и сколько бы ни трудился, некоторые особенности творения все равно останутся ему недоступными. Своими чувствами он их не заметит, а своим умом – не поймет.

Поэтому Бог, со своей стороны, помогает нам и подбрасывает подсказки – Откровение, записанное в Библии, и знамения, которые являют нам Его силу и мудрость. Они не заменяют научное познание, а дополняют его, поскольку открывают нам то, что научным методом открыть не получится.

Я уже приводил пример интересного вывода, который Бойль делает из пророчества о воскрешении мертвых в день Суда.
Collapse )
чайка

Рациональная магия: отчет о путешествии длиной в двадцать лет

– И последнее, пока вы не разошлись, – Марш повысил голос, перекрывая шум. – Я снова настоятельно рекомендую вам воспринимать все это как чисто практический курс, с минимумом теории. Если вы вдруг ощутите любопытство, какова природа и источник магических сил, которые вы медленно и очень, очень болезненно развиваете здесь, вспомните известную историю об английском философе Бертране Расселе.
Рассел однажды читал публичную лекцию об устройстве вселенной. После выступления к нему подошла пожилая женщина и сказала ему, что он умный юноша, но очень заблуждается в своих взглядах, ведь каждый знает, что мир плоский и стоит на спине черепахи.
Когда Рассел спросил ее, на чем стоит черепаха, она ответила: «Вы весьма умны, молодой человек, весьма. Но там дальше вниз одни только черепахи!»
Та женщина ошибалась относительно мира, разумеется, но она была бы очень даже права, если бы говорила о магии. Величайшие волшебники тратили всю жизнь, пытаясь докопаться до корней магии. Это тщетное занятие, не слишком увлекательное и время от времени чрезвычайно опасное. Оказываясь глубже, вы замечаете, что черепахи становятся все более огромными и чешуйчатыми, а клювы их делаются острее и острее. Постепенно они все меньше походят на черепах и все больше на драконов.

Лев Гроссман, «Волшебники»


Примерно двадцать лет назад я взялся за дело.

Цель была ясна с самого начала, хотя тогда я еще не знал ее названия. Парапсихологи предпочитают называть ее коротким емким словечком «пси». Пси соединяет в себе все случаи аномального взаимодействия сознания и материи – так иногда говорят, хотя эта формулировка вводит в заблуждение. Чуть позже я поясню, почему не пользуюсь ею.

Мне предстояло проанализировать и само пси, и методы, с помощью которых люди пытались его вызывать и контролировать.


У меня есть особенность, причиняющая мне немало неприятностей. В поисках дороги я почти всегда иду кружным и неудобным путем, и только придя на место, могу оглянуться назад и увидеть, как мне следовало идти с самого начала.

Так случилось и здесь. На своем пути я постоянно обнаруживал следы исследователей, которые были здесь задолго до меня. Чаще всего их книги попадались мне на глаза уже после того, как я своим умом дошел до изложенных там мыслей и идей. Лишь изредка случалось так, что очередной источник освещал дорогу на несколько шагов вперед.

В том мире, который я взялся изучать, не всегда есть разница между проклятием и благословением. Я провел годы, изобретая велосипеды, но в итоге оказался в редкостном для ученого положении – единомышленник многих, но не последователь никому. Десятки ученых и мыслителей повлияли на меня, но ни один не стал моим кумиром и учителем, и я не могу сказать, будто принадлежу к какой-то определенной школе.


Основным методом, что неудивительно, всегда была магия – технология воздействия на сознание при помощи воображения. И изучение магии увело меня в неизведанные дали.
Collapse )
чайка

Мысли великих

Сегодня, для разнообразия, поделюсь не собственными мыслями, а чужими – цитатами, которые показались мне нетривиальными и интересными.


Начнем с великого Честертона, чью цитату я поставлю чем-то вроде эпиграфа:

Все эти слова из научных книжек – «закон», «необходимость», «порядок», «тенденция» и так далее – по-настоящему неразумны. Мне всегда казалось, что Природу можно удовлетворительно описать только словами из детских сказок – «чары», «заклинания», «зачарования». Они выражают произвольность факта и его тайну. Дерево приносит плоды, потому что оно волшебное. Вода течет вниз, потому что она так зачарована. Солнце светит, потому что оно заколдовано.
Такой подход нельзя называть фантастическим или даже мистическим. Мистицизм может появиться у нас позже, но этот язык сказок полон рациональности и агностицизма.

Г.К. Честертон, «Ортодоксия» (1908)

Collapse )
чайка

Волшебные слова нашего времени: наука против религии

Когда я ищу в интернете информацию по интересным мне темам – постоянно натыкаюсь на следы магии слова.

Я изначально вовсе не собирался заниматься ею, просто по ходу исследований сотни раз убеждался в ее могуществе. Те, кто может определять значения слов, владеют умами.

Самое сильное колдунство было проделано со словами «наука» и «религия». Погуглите запрос «наука или религия», и найдете огромную подборку картинок со списками. Все они, без исключения, очевидно демонстрируют превосходство «науки» по всем параметрам.

Но давайте присмотримся получше.

Collapse )
чайка

Компилятор жизни

Сегодня хочу предложить вам гипотезу, выдвинутую биологом Уинстоном Эвертом в работе The Dependency Graph of Life. В статье, которую вы можете прочитать по ссылке, много математики, поэтому здесь я изложу краткую суть.


У сторонников разумного дизайна сейчас незавидное положение.

В их распоряжении несколько сильных доводов – например, неуменьшаемая сложность многих организмов. Приспособления вроде языка дятла или пушки жука-бомбардира должны были возникнуть сразу в том виде, в котором они есть сейчас: любая более примитивная версия не только не выполняла бы своих задач, но и была бы попросту вредна для выживания.

Но есть и один важный вопрос, на который они ответить не могут. Если все виды были созданы независимо друг от друга, а не эволюционировали от общего предка, почему же тогда классификация видов так напоминает дерево?

Она не является деревом в полном смысле слова – всегда есть некоторые нарушения, не вписывающиеся в картину. Но она его напоминает достаточно сильно, чтобы это точно не было случайностью. Виды группируются в роды, роды в семейства, семейства в отряды и так далее, и чем дальше животные друг от друга в этой вложенной иерархии, тем меньше между ними сходства.

Для отклонений от строгой древовидности уже создана масса убедительных объяснений: горизонтальный перенос генов, конвергентная эволюция и т.д.

Альтернативная гипотеза будет убедительной лишь в одном случае: если она покажет, что классификация видов на самом деле – не дерево, а совершенно другая структура, которую до сих пор принимали за дерево лишь по ошибке.

Так вот, у Уинстона Эверта такая гипотеза есть.

Collapse )
чайка

Логика научного знания

Тут весьма мною уважаемый товарищ Жуков опубликовал цикл статей о Лысенко и лысенковщине. Биология не слишком меня занимает, но один пассаж из первой статьи показался мне настолько показательным (простите за тавтологию), что я просто не могу не поделиться своей радостью с вами.

Итак, слово ученому:

Одна беда: в этих работах ничему нельзя верить – любые результаты могут оказаться «скорректированными» в нужную сторону, а то и просто вымышленными от начала до конца. С другой стороны, далеко не все лысенковцы были халтурщиками и фальсификаторами: было немало и добросовестных работников, честно ставивших опыты (в меру своего умения) и честно публиковавших то, что в этих опытах получалось. И нет никакого способа определить степень добросовестности той или иной конкретной работы. Впрочем, личная честность автора работы тоже не гарантирует ее достоверности: честные лысенковцы в методологическом отношении были обычно так же безграмотны, как и циничные фальсификаторы, и обнаруженный ими тот или иной эффект запросто может оказаться просто результатом случайного разброса или действия какого-нибудь неучтенного фактора. Но может ведь оказаться, что эффект и в самом деле есть. Единственный способ выяснить это – самому повторить все описанные опыты. И если результат подтвердится, придется ссылаться на давнюю работу некоего честного лысенковца. Иначе получится, что ты присвоил установленные им факты – ведь ты же был знаком с его работой.

Понятно, что желающих браться за такое разгребание мусорной кучи находится немного, и факты, как бы установленные лысенковцами, так и остаются в непонятном статусе – то ли есть они, то ли нет их. Получается, что лысенковские «пионерские работы», даже будучи полностью дискредитированными, продолжают тормозить исследования в своей области. На фоне этого попытки представить Лысенко провозвестником грядущих открытий трудно расценить иначе, нежели бестактную шутку.


"Лысенковцев" здесь можно смело заменить, скажем, на "парапсихологов", и ровно ничего в тексте не изменится. Ученые не хотят заниматься исследованиями в области, пользующейся дурной славой, хотя и допускают, что исследователи прошлого действительно могли найти там важные и интересные факты. Ведь если возьмешься их проверять и, не дай бог, что-то подтвердишь, придется ссылаться на проклятые и забытые труды проклятых и забытых ученых -- а это и на тебе самом поставит клеймо их последователя.

Но виноват в этом, разумеется, не идеологический диктат академического сообщества, а те нехорошие люди, которые много лет назад посмели сунуться в запретную область.

Лично я полагаю, что хорошая мысль есть хорошая мысль, а ценная идея есть ценная идея, без разницы кто ее высказал и какими средствами обосновывал. Коперник, Ньютон и Бойль, которых современные ученые превозносят как своих основоположников, основывались на предпосылках, которые эти же ученые клеймят ненаучными и иррациональными.

Коперник утверждал, что Солнце находится в центре вселенной, потому что оно есть образ Бога. Бойль полагал, что атомы одного и того же элемента идентичны и неразличимы... потому что иначе было бы невозможно чудо воскрешения мертвых в прежних телах. Ньютон постановил, что пространство однородно и присутствует повсюду, потому что Бог неизменен и вездесущ.

Один американский деятель, из тех, кого вежливо называют ультраправыми (а невежливо -- неонацистами) однажды сказал: "Хочешь понять, кто правит твоей страной -- посмотри, кого тебе запрещено критиковать". С тех пор эту цитату приписывали кому угодно, от Макиавелли до Эйнштейна, лишь бы только не сослаться на настоящего автора, непопулярного и достаточно неприятного человека.

Но разве в этой конкретной мысли он был неправ?