Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

чайка

Игра в загадки

И сложными загадками
Герои обменялися,
И каждый всё разгадывал
И чести не ронял.
И как-то мистер Бэггинс,
В задумчивости, кажется,
Спросил: «А это что вот здесь
В кармане у меня?»


«Хоббит, или Туда и оттуда»


Сидит девица в темнице, а коса на улице. Что это?

Морковка. Или репа. Или редиска. В общем, подойдёт любой корнеплод, которых славяне во все века выращивали немало. Но канонический ответ именно «морковка».

Никогда не задумывались, почему так происходит? Почему на загадки есть канонические правильные ответы, а все остальные считаются неправильными, даже если по логике вещей они вполне подходят под заданные условия?

Всё дело в том, что игра в загадки – это не современное шоу вроде «Что? Где? Когда?». У неё нет задачи проверить вашу догадливость или находчивость. Ответ на загадку нельзя найти, потому что его и не требуется искать. Его нужно знать.


Восходит эта игра, как и многое другое, к обряду посвящения шаманов.
Collapse )
чайка

Источник магии, часть 2

Итак, примерно до середины девятнадцатого века у практикующих магов существовало, грубо говоря, две основные теории, как работает магия и откуда берётся её сила. Одна, древняя и широко распространённая, гласила, что магия – искусство убеждать духов что-то для тебя делать. Другая, более современная и менее популярная, провозглашала, что магия – искусство использовать потоки животворящей энергии космоса, которые отслеживают астрологи.

В средние века термины goetia и magia служили как раз обозначениями двух этих школ. То же разделение встречается в научных кругах и сейчас, например, в труде Д.П. Уокера «Спиритуальная и демоническая магия от Фичино до Кампанеллы». Уокер понимает слова «спиритуальная» и «демоническая» именно в ренессансном их значении. Спиритус – наш старый знакомый астральный свет, а демоном называется любое бесплотное существо, не являющееся ни призраком, ни богом.

Невозможно понять более старые работы по магической философии, не держа в уме этого различия. То ли магия – естественный процесс, и она работает с потоками энергии, которые уже и так поддерживают мир, то ли это нечто сверхъестественное, и для неё необходимо уговорить или заставить нечеловеческие разумные силы работать на тебя. В зависимости от источника, вы можете встретить любой из этих вариантов или оба вместе.

В первой половине 19 века обе теории широко использовались в западном мире.

Конечно, большинство громко настаивало, что магия не работает, что астрология – не более чем давно разоблачённое суеверие. Что же до демонов, ангелов и так далее, то что бы ни говорила о них Библия – а она, конечно, уделяет этой теме порядочно внимания – они не имеют ни малейшего отношения к жизни прогрессивной, современной, развитой Европы и Америки. Однако факт остаётся фактом: магия, астрология и традиционные пути сношений с ангелами и демонами существовали по всей прогрессивной, современной, развитой Европе и Америке в те годы.

Магия подобна сексу – то, что о ней принято говорить в обществе, не обязательно хоть сколько-нибудь похоже на то, что люди в действительности делают.

Главное последствие того, что магия утрачивает респектабельность – люди перестают интересоваться, почему она работает. Ренессанс стал великой эпохой для оккультной философии, поскольку уважение мыслителей к астрологии и астральной магии побуждало людей задумываться об их теории. Как так получается, что если сажать овощи в первой четверти Луны, когда она находится в «водяном» или «земляном» знаке, в правильном аспекте с Венерой, когда их влияние свободно от помех со стороны вредоносных планет – через три или четыре месяца ты получишь великолепный урожай?

Начало 19 века было для оккультизма безжизненной пустыней, потому что большинство интеллектуалов не говорило на эти темы. Люди просто продолжали отслеживать фазы Луны и получать отличные урожаи.

В таком положении магия и оставалась, пока не появился один из самых значительных деятелей оккультной традиции. Звали его Альфонс Луи Констан, но большинство знает его под псевдонимом Элифас Леви.
Collapse )
чайка

Праздничное и биографическое

Ну что же, товарищи, этот день настал.

Как обычно, он поделил нас на победителей, побеждённых и недобитых. Победители – ликуют и празднуют. Побеждённые – скорбят и каются. Недобитые – исходят злобой с безопасного расстояния. Что интересно, это совершенно не зависит от национальности и партийной принадлежности.

Победителей я поздравляю с великим праздником. Будем надеяться и молиться, чтобы нам не пришлось это повторить, но если потребуется – ну вы поняли.

А сегодня у меня небольшой биографический материал. Хотите верьте, хотите нет, но с этим карантином я вначале решил, что выложу его в субботу, и только потом сообразил, какое именно число на эту субботу выпадает. Ну что же, так будет даже символичнее.

Collapse )
чайка

"Смотри, вот это новое", или Протокол о намерениях

Мудрый Экклесиаст сказал, что нет ничего нового, всё уже было когда-то. Но верно и обратное – если что-то кажется от века существовавшим, почти наверняка у него было начало, и это начало куда ближе к нынешнему моменту, чем кажется.

Весь европейский оккультизм, каким мы его знаем, сложился в течение «долгого 19 века» – эпохи, которую Хобсбаум определил с 1789 по 1914 год, то есть с французской революции до Первой мировой войны. Время империй, самое пафосное и наполненное мифами в западной истории.

Даже если кажется, что некая эзотерическая или магическая фишка идёт из глубокой древности или, наоборот, появилась совсем недавно – её почти всегда можно проследить до первоисточника где-то в этом периоде. Тогда появились спиритизм, теософия, церемониальная магия, легенды о магической Атлантиде и европейской «религии ведьм». Тогда возникло «Новое мышление», положившее начало «закону притяжения». В «долгом 19 веке» были придуманы концепции астрального плана и астральных путешествий. Благодаря Месмеру Европа открыла для себя гипноз и начала изучать его эффекты. В те же времена оккультизм позаимствовал понятия жизненной энергии, тонких материй и вибраций.

Да и неоязычество со своим националистическим (а порой и откровенно нацистским) уклоном идёт оттуда же – первый всплеск языческих движений в Европе приходится как раз на 19 век, и даже мифология «славяно-арийства» в принципе зародилась в то же время.

Конечно, всё это не с потолка взялось и не зародилось само собой от сырости. Корни оккультизма тянутся в прошлое, во времена Возрождения, в средние века и позднюю античность. Но 19 век преобразил все эти идеи до неузнаваемости и сделал такими, какими мы их знаем сейчас.


Слово «намерение» у всех на слуху благодаря Кастанеде. Именно с его руки оно пошло в широкие массы.

Одни считают, что он сам его придумал и был первым, кто указал на важность намерения в магии. Другие – что намерение тысячелетиями было основой магической традиции шаманов-толтеков. Третьи – что это само собой разумеющееся правило магии как таковой.

Однако, судя по тому, что мне удалось узнать, ошибаются они все. Есть основания полагать, что источник и термина, и его применения не в двадцатом веке, не в глубине тысячелетий и даже не в Латинской Америке.
Collapse )
чайка

На свой - чужой рассчитайся!

Сегодня у меня снова есть вопрос к читателям. Касается он в некотором роде национального самосознания.

Я -- русский. Когда я читаю о завоевании Руси Ордой, то воспринимаю это однозначно: "они" разгромили и поработили "нас". Когда я читаю о борьбе Московского царства с Казанским ханством, опять всё понятно: "мы" победили и завоевали "их".

Когда Александр Невский прогоняет из Новгородской земли шведов и немцев, это опять наша победа. Но когда Иван Грозный захватывает Новгород -- это снова наша победа, хотя в этот раз новгородцы проиграли (моральную сторону этой победы оставим сейчас за кадром). А вот Андрей Боголюбский, сжигающий Киев -- просто разборка русских князей между собой, в которой я не ассоциирую себя ни с одной стороной.

В общем, в любом историческом конфликте я чувствую себя на стороне тех, кто ассоциируется у меня с Россией. В случае противостояния между народами, которые впоследствии стали Россией, "своими" для меня оказываются русские. В случае конфликта между русскими -- Москва.

При этом сам я москвич по матери в третьем поколении, а по отцу вообще в первом, то есть мои реальные биологические предки, вероятнее всего, были как раз среди тех, кого Москва в своё время покоряла и присоединяла. И это не говоря уже об изрядной доле нерусской крови.

Соответственно, у меня вопрос: а как вы для себя это ощущаете? Если вы из Твери, переживаете ли вы за Тверское княжество в его вражде с Московским? Если вы татарин из Казани, ощущаете ли, что "они" в шестнадцатом веке завоевали "вас"? Если среди моих читателей есть калмыки или другие наследники народов Орды -- как вы воспринимаете историю Батыева нашествия и освобождения Руси от ига?

Есть ли для вас в истории России свои и чужие, и если есть, то кто?

UPD На всякий случай поясню. Это не вопрос "за кого ты был бы, если бы жил в те времена". Людям вообще редко выпадает возможность сознательно выбрать, за кого они тут. Они стоят за близких, за свой дом, за друзей -- или просто примыкают к какой-то стороне, потому что обстоятельства так сложились.

Это именно вопрос "с кем ты сейчас, глядя назад". Чьим победам ты радуешься? Чьи поражения тебя ранят? За чьи преступления и злодейства тебе стыдно?

чайка

Суровая северная магия

В последнее время взялся заново изучать народные магические традиции – на предмет поискать, что я там мог упустить.

В частности, решил перечитать средневековый сборник исландских заклинаний Galdrabok – ну и всю дополнительную информацию, которая к нему прилагалась.

Оказалось, упустил много интересного.


В Исландии, как и по всей Европе, в шестнадцатом-семнадцатом веках шла охота на ведьм. Шла довольно активно для такой маленькой страны, где все всех знают – в среднем по одному ведовскому процессу в год. Правда, жгли далеко не всех – большую часть осуждённых приговаривали к изгнанию.

Но по местным понятиям колдовство считалось мужским делом. Из более чем двухсот обвиняемых наберётся хорошо если тридцать женщин. Все остальные – малефики мужеского полу.

Это к популярному среди некоторых феминисток мнению, будто охота на ведьм была вызвана женоненавистничеством и стремлением подавить природную женскую религию.

Collapse )
чайка

Золотое правило

В который уже раз убеждаюсь, что правило, выведенное мною несколько лет назад, не знает исключений.

Если в речи некого автора промелькнуло что-то вроде "от вас скрывали", "вам лгали" или "эту проблему много лет/веков/тысячелетий замалчивали" – значит, всё, что он скажет дальше, будет до краёв наполнено самым разнузданным враньём.

Что характерно – даже (и особенно) в том случае, если действительно скрывали, врали и замалчивали.
чайка

Скажите, как его зовут?

В статье про образ инквизитора в массовой культуре я уже писал, что образ этот стопроцентно узнаваем и практически неизменен в разных вымышленных мирах.

Мне стоило сделать важное уточнение. У инквизитора зачастую две ипостаси. Первый -- судья и следователь. Его задача -- установить, что случилось, и вычислить виновного. Второй же -- охотник. Ему виновный уже известен, и задача -- выследить и уничтожить того, кто сильнее человека.

Вот посмотрите на этих милых людей:
Collapse )
чайка

Судьба инквизитора

Вот и добрался я, наконец, до цикла «Конгрегация». За выходные прочитал две книги и начал третью. Наверное, буду и дальше читать. Надежда Попова – отличный автор. У нее достоверны и характеры, и мотивы, и поступки, и обстановка – достоверны не в «заклепочном», а в настоящем смысле: их понимаешь, им сопереживаешь, почти ничего не царапает, нарушая иллюзию. Она умеет играть за обе стороны, делая протагониста и антагониста одинаково живыми и объемными, а их мотивацию – одинаково понятной и убедительной.

Но тема сегодняшнего обсуждения – не эти книги, а сам образ инквизитора в литературе.


Когда-то он был более или менее похож на исторический прототип. Инквизиция была «кровавой гэбней» Ватикана – идеологическим отделом, пресекающим всякое вольнодумство и инакомыслие.

Просветители 18 века начали упрекать инквизиторов и в охоте на ведьм (хотя в основном этим занимались совсем другие люди, и для инквизиции это никогда не было основным делом). Шло это в том же русле обвинений – инквизиторы-де сражались против прогресса и разума, а сами были в плену диких суеверий. Впрочем, женщина, пляшущая голой на шабаше, однозначно еще более дика и суеверна, так что в произведениях того времени «ведьма» – всегда жертва навета. Рассказ Чехова «Грешник из Толедо» – прекрасная пародия на типичный «ведьмовской» сюжет.

Фэнтези подарило литературе новую возможность – мир, где ведьмы реальны, их магия могущественна, и они в самом деле могут обращать ее во зло людям. В результате появилось два новых сюжета.
Collapse )