Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

чайка

Жизнь после смерти и жизнь после жизни

Поговорив о Той Стороне в магии и религии, логично продолжить темой загробной жизни.

Сейчас её тоже обычно понимают в терминах сознания и материи – выживание сознания после смерти тела. Для всех ты мёртв, но для себя продолжаешь мыслить, чувствовать, что-то воспринимать. Может быть, ты остаёшься в мире живых в виде призрака, а может, уходишь в загробное царство, где будешь жить вечно.

Как известно, патент на посмертие у нас держат религии – они придумали само это понятие. У скептиков-рационалистов даже есть своя традиционная легенда об этом. Люди боятся смерти (единственные из всех живых существ на планете) и, чтобы уменьшить страх и беспокойство, они придумали, что после смерти смогут снова жить, просто не здесь. Так родители говорят ребёнку, что бабушка «уехала далеко и навсегда», чтобы его не расстраивать.

Но если как следует присмотреться, что говорится на этот счёт в самих религиях, как картина становится совершенно иной.


Для начала, в традиционных религиях умереть – довольно-таки сложная и нетривиальная задача. Вопреки очевидности, для человека традиционного уклада смерть – вовсе не естественный финал жизни «по умолчанию».
Collapse )
чайка

Сцепление с реальностью

Машина времени Луи Седлового, предназначенная для путешествий по описываемым мирам, была сконструирована на основе обыкновенного велосипеда. Но вот педали у неё были, как у автомобиля – газ, тормоз и сцепление... с реальностью.

Непонятно, как именно эту педаль предполагалось использовать. Вероятно, седок выжимал её, чтобы машина могла оторваться от реального мира и скользить через призрачные пространства фантастики.

Машины времени у нас, к сожалению, нет – даже для странствий в мире литературного воображения. Но вот сцепление с реальностью – качество вполне, простите за тавтологию, реальное и очень важное.

Тот, кто надёжно сцеплен, всегда знает своё место в мире, свои возможности и их пределы. Он правильно оценивает свои познания и вовремя останавливается, когда подошёл к границе – дальше они уже не будут работать, придётся руководствоваться чем-то другим.

Понимать, что в мире настоящее – значит понимать, что действительно важно. Стремиться к призрачным целям – значит растрачивать силы впустую. Только реальное достойно того, чтобы ради него трудиться и жертвовать.

В идеале это должно работать в обе стороны. Человек, укоренённый в реальности, и сам для неё более важен. Он – осознанная часть общего процесса, и потому пользуется поддержкой, которой лишены другие, непонимающие.

Именно это качество полинезийцы и называли маной. Не волшебная синяя жидкость, которая расходуется на заклинания, а сила и удача, приходящие к тому, кто понимает.


Но вот в чём штука. Далеко не все люди, обладающие этим полезным качеством, одинаково представляют, где, собственно, находится реальность.
Collapse )
чайка

Святые мертвецы

В комментариях к прошлой статье внезапно обнаружился сторонник популярной среди атеистов и эзотериков концепции «Христианство – отвратительная религия поклонения смерти и трупам».

В числе прочего он провозгласил вот такое исповедание веры:

"Поклонение мощам - поклонение мертвечине. Кромсание трупов - кощунство. Лобызание трупов - мерзость."

Общий смысл инвективы понятен. Мертвая плоть, «мертвечина» – самое мерзкое и нечистое, что только есть на свете. Прикосновение к ней оскверняет. Делать из мертвой плоти предмет поклонения способна только самая черная магия, которая не имеет права называться религией.

Но вот посередине внезапно обнаруживается слово, которое переворачивает все вверх тормашками. «Кромсание трупов – кощунство».

Кощунство (или, по-научному, профанация) – это осквернение святыни. Никакого другого смысла у этого слова нет.

Так что же, значит, мертвое тело свято? И потому его разделение на «частицы» – варварский акт черной магии? В чем же виновны православные: то ли в том, что они почитают мертвые тела, то ли в том, что недостаточно – или неправильно – почитают их?


Вообще христианам не привыкать к диаметрально противоположным обвинениям. Для кого-то православие – дремучая посконная вера, которая толкает своих приверженцев в пещерный русский национализм, а для кого-то – «жидовская» вера, из-за которой русские превращаются в безродных космополитов и забывают о своих русских национальных корнях.

То, что противоположные обвинения звучат от одного человека – и в одном разговоре – тоже ничего нового. Недостатки христианства и неприглядные поступки христиан чаще служат оправданием ненависти, чем ее настоящей причиной, а потому сгодится все, лишь бы показать, что христиане плохие.

Но это не тот случай. Тут вообще дело не в христианстве. Дело в сакральности мертвого.

Collapse )
чайка

Размышлизмы о душе и теле

Как ни странно, у меня одна и та же претензия и к фундаментальному христианству, и к воинствующему атеизму, и к современной эзотерике. Чтобы натянуть реальность на свои верования, им приходится отрицать весьма значительную ее часть.

Все остальное, на мой взгляд, вторично. Если два учения описывают одну и ту же вселенную, не имеет значения, каким языком они это делают. Мир, которым правит Бог, может почти ничем не отличаться от мира, в котором есть законы природы – во всяком случае, вести себя он будет точно так же. Разница лишь в целях, которые ставит перед собой человек, и методах, которыми он их добивается.

Так вот, недавно мне наконец удалось внятно сформулировать, какую именно часть очевидной реальности отрицает наиболее продвинутая версия современной эзотерики.

Если совсем просто – она отрицает тело.

Collapse )
чайка

Трудности научной демонологии, часть 2

Некоторое время назад я начал пересматривать свои и чужие материалы, посвященные демонам и нежити.

Выяснилось при этом много интересного. Например, сейчас в русском языке слово «нежить» считается точным переводом английского undead, то есть обозначает некий род восставшего мертвеца. Само слово – весьма древнее, но есть нюанс. В неупокоенных мертвецов славяне верили с древнейших времен, вот только нежитью их никто и никогда не называл.

Что же оно обозначало? Домовых, леших, кикимор и прочих в том же духе. Они называются нежитью, потому что не живут и не умирают, а просто существуют. У них нет души и голоса. Они, в общем, даже не совсем существа, а скорее нечто вроде големов – часть мира, анимированная магическими силами.

Но цель моего поиска была, конечно, в другом. Я искал информацию по одному определенному виду потусторонних существ – точнее, по набору свойств, которыми этот вид существ обладает.

Я уже писал о нем раньше, когда оно встретилось мне под названием «мара».Collapse )
чайка

Ключ к европейскому колдовству

В последнее время я прочитал достаточно много исследований, посвященных европейской народной религии и магии. И меня буквально преследовало одно и то же слово.

Мара.

Оно встречалось мне в книге Аларика Холла «Elves in Anglo-Saxon England». В труде Льва Клейна «Воскрешение Перуна», где автор реконструирует культ этого верховного славянского бога. В румынских материалах, говорящих о ведьмах, колдунах и вампирах. А ведь были и другие, где я находил мару под другими именами – но она все равно оставалась узнаваемой по виду и поведению. Например, в этнографическом сборнике «Народная демонология Полесья».

Чем больше я читал, тем яснее мне становилось, что я нашел нечто действительно важное. Мара оказалась настоящим ключом к пониманию европейского (если даже не индоевропейского) колдовства.

Collapse )
чайка

Самая неудачная басня, или Who wants to live forever?

Да живешь ты вечно.
Спартанское проклятие

Живи вечно, царь.
Персидское благословение


Не так давно мне в очередной раз встретился умный образованный человек, свято убежденный, что физическое бессмертие – это ужасный ужас, и что только очень глупые люди могут о нем мечтать. Он даже обратился к этим людям с вопросом: объясните, мол, наконец, какие выверты сознания могут заставить вас желать такого ада себе и близким.

Он не боится, что бессмертием будут злоупотреблять. Его не страшит, что бессмертными станут лишь паразиты общества. Нет, он верит, что бессмертие есть зло само по себе.

Таких, как он, на самом деле много. Вспомните, сколько вы читали книг и смотрели фильмов, где бессмертные герои сетовали на свою участь и мечтали ее изменить.

На первый взгляд даже может показаться, что в их рассуждениях есть резон. У нас всех богатая фантазия. Мы все можем, не сходя с места, представить пару десятков сценариев, когда бессмертие оказалось бы хуже самой страшной смерти.

Вот только все это чушь собачья. Ни один такой сценарий не имеет к бессмертию ни малейшего отношения. Весь ужас и все страдания в этих историях происходят отCollapse )
чайка

О воле в природе, или Почему магия не физика

Физика началась с Аристотеля.

Этот древний грек одним из первых понял, что если мы хотим понять природу, ее лучше описывать без участия богов и духов – как поле игры сил, действующих сообразно установленному порядку. Да и слово «физика» пошло от него же.

Много веков спустя за дело взялись Галилей и его единомышленники. Они пустили в мир идею, что законы природы можно записать в виде уравнений. А эти уравнения, в свою очередь, можно вывести и проверить, измеряя разные величины во время экспериментов.

Новый метод оказался настолько эффективен, что не прошло и полутысячи лет со времен Галилея, как мир изменился до неузнаваемости.

Впечатлились все. Даже богословы. Даже представители религиозной оппозиции – маги и оккультисты. Собственно, они в первую очередь. С момента первого триумфа науки, теории магов стали поразительной мешаниной религиозных и научных понятий. Причем чем дальше, тем больше становилось научных слов и тем меньше религиозных.

Особенно, конечно, старались те, кто пытался вписать магию в существующую систему представлений. Наука должна быть похожей на физику – таково было всеобщее убеждение, которое многие разделяют и сейчас. Значит, если мы хотим сделать магию наукой, там должны появиться свои силы, свои законы, а в идеале – и уравнения. Уравнения математической магии, да.

Так у нас появились животный магнетизм, одическая сила, торсионные поля, энергоинформационные матрицы, квантовое поле и многое, многое другое. А будет еще больше, потому что господство науки все еще продолжается, значит, и попытки оккультистов стать более научными тоже останутся с нами еще долго.

Надо сказать, правда, что термины-то они заимствуют охотно, а вот метод перенимать не торопятся. И не случайно: метод физики, такой могущественный, когда с его помощью изучают вещественный мир, в применении к миру невещественному не дает ничего. То есть вообще ничего.
Collapse )
чайка

Уроки доктора Стренджа, или как выжить в Зеркальном Измерении

В шаге от привычного мира лежит Зеркальное Измерение. Тот, кто туда попал, становится как бы призрачным. Он обретает невиданное волшебное могущество, даже может – если знает, как – изгибать и разрывать само пространство по своему усмотрению.

Сражаясь в Зеркальном Измерении, вы можете пострадать или погибнуть, и эта смерть будет настоящей и окончательной. Но реальный мир не заметит этой битвы. Для него все, что происходит в Зеркальном Измерении, невидимо и неощутимо, пусть даже там горизонт становится на дыбы, а один шаг может растянуться на тысячу.

Попасть в это измерение достаточно легко, главное – знать дорогу. Но вот выбраться обратно – намного сложнее. Тот, кто стал зеркальным отражением, может вернуться в реальный мир только через портал, соединяющий любые две точки во вселенной.

Это не новое оккультное учение и не цитата из трудов основателя очередной секты. Это лишь одно из множества чудес мира, в котором живет доктор Стивен Стрендж – популярный герой комиксов компании «Марвел». Недавно, как вы наверняка помните, он получил еще и киновоплощение – а вместе с ним неподражаемое лицо, голос и манеры Бенедикта Камбербетча.

И, как это часто бывает, массовая культура дает нам повод поговорить на темы, куда более серьезные, чем комиксы или блокбастеры.


Зеркальное Измерение – великолепная метафора для одной из самых удивительных человеческих способностей.

Collapse )
чайка

Любовь и смерть

Это статья не о том, что в волшебной сказке герою, чтобы получить возлюбленную, чаще всего приходится умереть. И не о том, как любовь и смерть связаны в художественной литературе всех времен. Это совсем коротенькая заметка о странной и интересной параллели в символике.


Колдун туземного племени, желая наслать смертельное проклятие, пускает в жертву тупую стрелу из церемониального лука. Современные колдуны советуют для той же цели кинуть во врага пиковым тузом из хорошо пользованной гадальной колоды. Символизм очевиден – достаточно вспомнить, как выглядит пиковый туз, а особенно как его изображают в большинстве современных колод.

А теперь внимание. Кто еще носит церемониальный лук, из которого пускает стрелы людям в сердце?
Правильно, это греческий Эрос. И римский Купидон. И даже индийский Кама, Цветочный Лучник. Все они – боги любви.


Еще пример – я уже приводил его по другому поводу. Поставить свечу за упокой живого человека – заклинание смертной порчи. И это же отворотный ритуал, чтобы истребить в собственном сердце безответное чувство.

Колдун сушит над огнем зеленую ветку, приговаривая: «Как эта ветка сохнет, так чтобы и такой-то день ото дня сох». Это, как легко понять, смертная порча. И то же самое делает влюбленная девушка, с одним-единственным добавлением: «так чтобы и такой-то без меня день ото дня сох». Это, сами понимаете, уже приворот.

Сплошь и рядом заклинания, предназначенные убить противника, используют ту же самую символику, что и приворотно-отворотные. Или наоборот, приворотные обряды берут символику у вредоносных. Это, конечно, не общее правило, но достаточно распространенное – почти у каждого метода любовной магии есть «боевой» вариант.

Как-то напрашивается вывод, что не слишком хорошего мнения был традиционный человек о любви...