Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

чайка

Потомки приматов и народное православие

У Адама и Евы было три сына. Один – жестокий грешник Каин. Второй – праведный Авель. А третьего звали Атей.

Он тоже был грешником – до такой степени, что как-то раз совокупился с обезьяной. От этого противоестественного союза пошли атеисты – полулюди-полузвери, у которых нет бессмертной души.

Внешне отличить их от настоящих людей невозможно. Но если вы видите человека, который отвергает Бога, отрицает бессмертную душу и открыто называет обезьяну своим предком – знайте, это один из них.


Вы наверняка видели эту историю и смеялись над ней уже много раз. Весьма вероятно, она и была придумана смеха ради, и автор намеренно сделал её как можно более абсурдной.

Но в результате получилось то, чего он, вполне возможно, и сам не ожидал – легенда чётко попала в струю русской народной религии.

У этой традиции нет ни догматов, ни учения, ни чётко определённых ритуалов. По своей сути она как была, так и осталась язычеством – почитанием живых магических сил природы и потустороннего мира. Она поэтична, текуча и потому всеядна – вбирает и переделывает на свой лад что угодно, от обрядов других религий до научных теорий и боевых искусств.

В народном православии рождаются собственные жития и «духовные истории», где христианские святые действуют как мифологические персонажи. Многие такие истории дополнительно служат обережными заклинаниями, самая известная из них – «Сон Богородицы».

Там есть даже своя космогония. Всё начинается с того, что Бог и Сатана в облике двух уток плавают по волнам предвечного океана, и Бог посылает Сатану достать землю со дна, чтобы сделать сушу. А ведь «сказание о ныряльщике» – на минуточку, вообще древнейший сюжет, дошедший до нас. Ему тысячи лет, он старше стен Урука и Лагаша, старше первых людей, поселившихся в Америке.

Так вот, легенда о потомках Атея, кто бы ни был на самом деле её автором – превосходный, прямо-таки эталонный образец народного православного сказания.

Тут и типичный для этой традиции подход – выводить незнакомое слово от имени легендарного древнего персонажа. Толстой в своё время записал легенду, что на месте Москвы жило когда-то племя, которым правили князь Мосоха и его жена Ква. От них и пошло название.

Тут и стремление вписать новое явление в прежнюю концепцию священной истории. Точно так же негров когда-то объявили потомками Хама, почерневшего в наказание за свой грех.

Тут и характерное для народа незнание библейских текстов – Сиф, третий сын Адама и Евы, обычно из сказаний куда-то пропадает. Остаются только Каин и Авель – прародители грешников и праведников соответственно.

Даже представление об атеизме в этой истории ровно такое, какого логично ожидать от не слишком начитанного, но очень православного провинциала.

Если автор стремился к этому сознательно – его можно поздравить. Если нет – что ж, это лишняя иллюстрация, что традиции основаны на глубинной структуре нашего мышления и восприятия.


Кстати, настоящий Атей (Atheas) был скифским царём и погиб в четвёртом веке до нашей эры, сражаясь с войсками Филиппа Македонского.

Тоже, если подумать, примечательная личность.

чайка

Война богов и демонов

...И, следуя за своим великим предводителем, расширяющаяся многонациональная армия Карфагена шла, словно весь мир в одной процессии: слоны, сотрясающие землю, как шагающие горы; великаны-галлы в варварском убранстве; смуглые испанцы в золотых украшениях; коричневые нумидийцы на неосёдланных пустынных конях, ястребами кружащие и шныряющие вокруг; целые банды перебежчиков, наёмников и прочего сброда – и Милость Ваала шествовала перед ними.

Г.К. Честертон, «Вечный человек», глава «Война богов и демонов».

Звучит красочно – и очень знакомо, не так ли? Я мог бы взять в качестве иллюстраций несколько кадров из «Властелина колец». Толкин восхищался и вдохновлялся Честертоном. Орды Мордора, марширующие на Минас-Тирит, родились в значительной степени из тех самых строчек, которые вы только что прочитали.

Пунические войны были для Честертона одним из сражений в вечной войне Света и Тьмы.

С одной стороны – сияющий град на холме. Начаток свободы, разума и гуманизма. Республика, где ценят достойнейшего, где почитают воинов, поэтов и философов. Основа идеалов Запада.

С другой – старый, но вечно молодой «Новый Город», алчное царство торгашей и пиратов. На небе там правит Золотой Телец, а на земле – позолоченные дельцы. Люди там чтят Молоха и Ваала, и в жертву им сжигают младенцев.

Каждый воплощает собой всё, что противно и враждебно второму. Их противостояние могло закончиться только войной на уничтожение, а война – победой Рима, торжеством Света.

Я очень рекомендую прочитать «Войну богов и демонов» всем, кто хочет по-настоящему прочувствовать, что такое британский национализм и на чём он стоит. Только, если не владеете буржуинским наречием, советую найти стоящий перевод. Трауберг прошлась по Честертону тем же тяжёлым копытом, что и по Льюису. Когда я нашёл русский текст «Вечного человека», то вначале удивился, насколько он не похож на оригинал, а затем – уже без удивления – прочитал имя переводчика.


В описании Карфагена безошибочно угадывается Америка. Во времена Честертона её называли царством Золотого Тельца, Жёлтого дьявола. Это была страна, где ценилось богатство и сила, а реальная власть принадлежала не президенту, а «большому бредламу» крупнейших дельцов.

Консервативному верующему англичанину Америка должна была казаться величайшим извращением светлых идеалов Запада. Даже американец Лавкрафт, всей душой преданный Новой Англии с её аристократической культурой, так похожей на Старый Свет, не выносил хищного духа мегаполисов, перековывающих любого человека в «стопроцентного американца».

«Новый Город» Карфаген – так переводится его название – выглядит у Честертона древним близнецом иного «нового города», Нью-Йорка, столицы американского бизнеса.

Сейчас, с высоты двадцать первого века, эти строки звучат уже иронично, ведь уже после Второй мировой войны именно Америка стала лидером западного мира и держателем контрольного пакета западных ценностей. Вашингтон сделался новым «сияющим градом на холме».

Однако сегодня мы будем говорить не о политике и идеологии, а о чёрной магии.

Collapse )
чайка

Рациональная магия: что да как

Когда исследователю нечего делать – он классифицирует.

Исследователь магии – классифицирует магию.

Иногда из этого получается что-то очень странное. У Токарева, например, симильная, контагиозная и инициатическая магия (определённая по принципу действия, то есть по технике) соседствовала с апотропеической и катартической (определённой по цели). Как будто эта техника никак не может быть использована для достижения этой цели.

Оккультное сообщество Орден Иллюминатов Танатэроса делит магические техники на пять групп. Прорицание (divination) – магия с целью открыть сокрытое, узнать информацию. Заклинание (conjuration) – с целью что-то изменить в мире, явить свою власть над ним. Призыв (invocation) – обращение к высшим силам с просьбой явиться магу и явить свою волю. Вызов (evocation) – обращение к силам не столь высоким с приказом явиться перед магом и исполнить его волю. Наконец, озарение (illumination) – магия, чтобы стать совершеннее и постигнуть свой путь.

Тут сразу же возникает вопрос: а зачем ты вызываешь духов или обращаешься к богам, если не затем, чтобы что-то узнать, что-то изменить или самому измениться? И если ты можешь заклинать духов, то не следует ли считать это частным случаем заклинания как такового, а не отдельной техникой?

У меня сегодня тоже настроение заняться классификацией.

Collapse )
чайка

Доминанта уважения

Занятный факт: русская википедия говорит, что уважение – это признание человеческого достоинства. Если же спросить у неё, что такое человеческое достоинство, она скажет, что это «уважение и самоуважение человека».

Такая сепулька в определениях – характерный признак, что перед нами понятие из числа базовых. У всех есть какое-то интуитивное представление о нём, и поэтому мало кому интересно осознать, что же за ним конкретно стоит.

По смыслу слово «уважение» происходит от корня, обозначающего «видеть, замечать». В малороссийском наречии и сейчас «увага» значит «внимание». То же и в английском – слово respect латинского происхождения, оно буквально обозначает «смотреть назад, оглядываться».

Уважаемый человек – тот, кого ты замечаешь, выделяешь среди прочих.

Когда-то слова «уважение» и «честь» обозначали одно и то же: демонстративные знаки признания превосходства, оказываемые высокопоставленному члену социума. Тебя уважают, чествуют – значит, сажают на особое место на пиру, первому подносят чашу, первыми кланяются и здороваются при встрече.

Ещё совсем недавно в русском языке бытовало слово «уважить» – угодить, сделать приятно: почтительно отнестись в обществе, исполнить неформальную просьбу. А слова «почёт» и «почесть» существуют и поныне, хотя употребляются редко.

Но затем и честь, и уважение начали как бы уходить внутрь. Причём расходились они в разные стороны: честь досталась тому, кого чествовали, превратившись во внутренний хребет, не дающий совершать низкие подлые поступки, а вот уважение стало отношением того, кто уважает, даже если оно не выражается ни в каких символических жестах.

Обычно уважение считается синонимом высокой оценки. Ты кого-то уважаешь – значит, признаёшь его силу, достоинство, добродетель или иную значимость.

Но я считаю, что тут есть некоторая путаница. Высокая оценка – не уважение, а его причина. Мы инстинктивно уважаем тех, за кем признаём силу и достоинство. Но эти две вещи могут существовать и отдельно.

Наиболее чётким выражением этой диалектики стал великолепный афоризм: «Уважаемый человек – тот, к кому относятся с уважением даже те, кто его не уважает».


Мне представляется, что истинная природа уважения такова.
Collapse )
чайка

Магия слова и борьба за смыслы

Существует много способов победить в споре.

Можно положить противника на лопатки взвешенными неотразимыми аргументами, логичными рассуждениями и знанием темы.

Можно положиться на риторические приёмы, отточенное владение голосом и внушительный харизматичный вид. Если получится – никто и не обратит внимания на логические нестыковки в твоей аргументации.

Существуют и нечестные приёмы вроде пресловутого «галопа Гиша», когда ты бомбардируешь оппонента всё новыми и новыми обвинениями и странными заявлениями быстрее, чем он успевает их опровергать. Уважающий себя спорщик вряд ли будет пользоваться ими, но знать о них стоит.

Но есть способ, который стоит особняком среди прочих. Он куда сложнее в применении, но если тебе удалось его применить, ты победил по-настоящему. Противник не обязательно с тобой согласится, но даже если продолжит спор – это всё равно будет работать в твою пользу.

Нужно правильно подобрать понятия, которыми ты описываешь тему спора. Подобрать так, чтобы в этих понятиях ты оказывался заведомо правым, а твой оппонент – заведомо неправым. Тогда, выдвигая аргументы против тебя, он сам будет ощущать, что выступает на стороне зла и заблуждения – а главное, это будут видеть все остальные.

В идеале схема, которую ты продвигаешь, должна обладать ещё одним достоинством – простотой и понятностью. Если альтернатива потребует умственных усилий и немалых знаний, публика не захочет трудиться.

Collapse )
чайка

Весь мир насилья...

Я не стану тебя убивать. Я исполню твою мечту: покажу тебе мир без греха.
«Миссия «Серенити»»

Сейчас уже понятно, что движение за социальную справедливость – в первую очередь движение религиозное.

Эта религия куда более радикальна, чем раннее христианство или даже ислам. Она видит в мире грех – и не успокоится, пока не истребит его с корнями, даже если на пути к полной чистоте придётся уничтожить сам мир.

Грех этот называется насилием, принуждением, доминированием, когда один человек навязывает другому свою волю, свои взгляды, своё видение мира. В глазах адептов новой религии насилие отвратительно и недопустимо.

Светлый мир будущего должен быть миром абсолютной свободы и согласия. Любое взаимодействие между людьми в этом мире будет взаимно добровольным, ни к чему не обязывающим и не оставляющим следа ни на одном из участников.

Насилие – другое название воли к действию. Ты поставил цель, ты к ней идёшь, ты совершаешь поступки, которые меняют мир соответствующим образом. Если эти поступки затрагивают других людей – ты меняешь их тоже.

Новая идеология провозглашает насилием любую чужую волю, направленную на тебя. Она объявляет насилие абсолютным злом, не имеющим ни извинения, ни безопасной дозы, ни правильного способа применения. А значит – выступает против воли к действию как таковой.

Этим определяется всё то безумие, которое творится сейчас в странах Запада.
Collapse )
чайка

Я сказал: вы - боги

Религия собственной божественности – может, и не самая большая по числу осознанных приверженцев, но уж точно одна из самых влиятельных в развитых странах Запада. Её идеи распространены повсюду, их разделяют даже те, кто считает себя вовсе не религиозным.

Поэтому мне, как исследователю, важно понимать, какие формы она приобретает, какие из неё вытекают следствия, как вообще выглядит мир для её адептов.

Об этом мы сегодня и поговорим.


Магическое мышление, как определил Люсьен Леви-Брюль, есть мышление соучастия.

Трудно определить кратко, что такое соучастие. Нам привычнее идея инструментальной причинности: есть ты, есть мир, и ты на него влияешь. Одна деталь толкает другую, и так всё вертится. До чего ты не можешь дотянуться, на то ты и не можешь повлиять.

Соучастие же подразумевает, что ты и мир едины. Твои мысли, слова и поступки – не только твои. В тебе отзывается вся вселенная, а ты, в свою очередь, отзываешься в ней.

Современная эзотерика часто использует для описания соучастия метафору квантовой спутанности. Спутанные частицы остаются единой системой, какое бы расстояние их ни разделяло. Любые изменения в системе мгновенно отражаются на всех этих частицах.

В таком мире естественным образом возникает магическое искусство. Если в состояние соучастия можно войти по собственной воле – полезно уметь делать это, когда нужно, и не делать, когда не нужно. Если ты уже в нём – важно понимать, что в тебе принесено извне, и контролировать, что ты сам несёшь миру.

Это выглядит как воздействие: я что-то сделал, и что-то получилось. Но на самом деле никакого воздействия здесь нет. Нет передачи ни энергии, ни информации, а потому не имеют значения пространство и время. Мой поступок и его «результат» – не два события в причинно-следственной связи, а одно событие, случившееся в невидимом мире всеобщего единства и проявившееся в нескольких местах видимой вселенной.

Религия собственной божественности добавляет к этому одну важную деталь: идею персональной реальности. Мир, в котором ты живёшь, который осознаёшь и испытываешь, зависит от тебя и только от тебя. Никто другой не властен над ним – каждый человек есть бог своего маленького космоса.


Несмотря на такой базовый догмат, эта религия не подразумевает веры ни в Бога, ни даже в магию. У неё есть полностью светские изводы.
Collapse )
чайка

Мой комментарий к записи «Я не знаю, где граница между Севером и Югом» от egovoru

На мой взгляд, такие разговоры бессмысленно даже начинать, не сформулировав прежде ясными словами определения всех основных терминов – или хотя бы общие представления о них. Без этого любой вывод будет ошибочным.

Здесь мы, кажется, начинаем с предположения, что религия, наука и философия – явления одного порядка, так что они смешиваются между собой, и для удобства понимания между ними следует провести более чёткие границы. Это уже однозначно не так, хотя бы потому, что существует философия науки, и у каждой развитой религии есть как минимум одна (а чаще несколько) философских школ.

Дальше. Определение философии как "выдвижение гипотез, проверить которые пока или вообще невозможно" сразу же переводит в разряд философии теорию струн и космологию, зато Сократа и Платона, гипотез не выдвигавших вообще, из философии вычёркивает.

Я полагаю, это результат массового восприятия. Под философией у нас обычно подразумевают туманные высокоумные рассуждения, понятные только другим философам и не подлежащие проверке практикой. Плюс "философия" часто используется как синоним "мировоззрения". Афоризмы Чувака из "Большого Лебовского" – НЕ философия, именно потому, что они отражают исключительно его мировоззрение и жизненные принципы.

Я предлагаю следующие рабочие определения. Наука занимается получением и накоплением знаний – обоснованных надёжных представлений о себе и мире. Под этим словом обычно соединяют весь набор уже накопленных знаний, метод их получения и проверки и социальный институт, в рамках которого всё это обычно происходит.

Религия – тоже многозначное слово, и смыслов у него побольше, чем у "науки". Под религией подразумевают, например, учение, или путь – набор принципов и взглядов, направляющих поступки человека и определяющих его опыт. Под религией подразумевают также систему образов и символов, структурирующих воображение и позволяющих устанавливать связь между опытом человека и внеопытной сферой (иным миром) – и, конечно, прикладные методы, с помощью которых это происходит. Наконец, религией называют социальные формы и институты, которые сохраняют, передают и развивают всё перечисленное.

Ханеграаф предлагает различать собственно религию и духовность. Религия отличается своей социальностью. Её разделяет множество людей, они пользуются одними и теми же символами, следуют одному и тому же пути, участвуют в одних и тех же социальных формах. Всё это можно передать другому человеку. Духовность же – напротив, дело сугубо личное, внутреннее, индивидуальное – до такой степени, что человек, ею обладающий, может категорически не хотеть делиться своим опытом и своими символами с кем-то ещё.

Наконец, философия. Это дисциплина сродни математике. Она занимается исследованием возможностей языка и уточнением смысла основных терминов. Философия науки, например, говорит о том, что такое наука, что к ней относится, а что нет, чем наука должна и не должна заниматься, что такое научный метод и в чём его отличие от остальных методов, что такое доказательство и опровержение. Значения всех этих понятий достаточно сильно различаются для естественных, гуманитарных, социальных наук.

Философия религии, соответственно, проясняет её базовые понятия. Она обычно не говорит о свойствах Бога или иной предельной реальности (это занятие для богословов и мистиков), а работает уровнем ниже. Что такое грех? Что такое добродетель? Чем отличается праведность от святости? Как соотносятся в жизни верующего вера и опыт? Всё это лишь крохотная часть вопросов христианской философии – и, думаю, уже понятно, что разные философские школы дают разные ответы.

Существует ли светская, нерелигиозная философия? Да – это философия светских, нерелигиозных мировоззрений, в том числе личных. Поэтому философий существует примерно столько, сколько философов.

Как сказал однажды студент, измученный подготовкой к экзамену: "Такое впечатление, что философы прошлого напридумывали терминов, а все последующие пытались дать им определения". В общем, примерно так и есть: философия – поиск и уточнение определений терминов. Так что весь этот комментарий можно смело назвать философским :)

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

чайка

Пророки космоса

Некоторое время назад я написал статью «Космическая религия». Там речь шла о том, что космос – в физическом смысле, то есть бесконечные пространства за пределами земной атмосферы – стал для современного человека одним из имён Бога. Это небеса, населённые богами – невероятно могущественными нечеловеческими сущностями.

Одни верят, что эти сущности, способные мыслить и действовать в галактических масштабах, благи и готовы поделиться своей силой с каждым, кто в силах вырваться из планетной колыбели и заявить о себе как о гражданине космоса. Другие – что они настолько чужды нам, что их нельзя назвать даже чудовищами. Третьи – что они создали и опекают человечество в каких-то своих, непонятных и непостижимых для нас целях.

Но даже те, кто не верит в космических богов, всё равно обожествляют сам космос. Способность выйти туда, подняться над океаном атмосферы во вселенское пространство, кажется им аттестатом зрелости человечества. Только космическая раса может считаться по-настоящему взрослой. Только научившись жить и мыслить космическими масштабами, человек обретёт истинное величие.


Логично было бы предположить, что обожествление космоса началось одновременно с космической эрой. Великий прорыв человечества породил новую религию.

На самом деле всё наоборот – это космическая религия породила космонавтику.
Collapse )
чайка

Рождение святого

Я не собирался писать здесь об американских событиях. Я вообще стараюсь писать о злободневном только тогда, когда оно становится поводом обсудить вечное – или хотя бы историческое.

Но сейчас, кажется, как раз тот случай.


Из Джорджа Флойда, умершего в больнице после задержания, активно лепят нового святого. Место его задержания («место гибели», как его уже называют поклонники) объявлено священным. Там установили купель и проводят крещения. Есть уже рассказы о чудесах.

Тем временем с другой стороны политического спектра вспоминают, что «покойный не был нравственным человеком». Это был уголовник-рецидивист, в момент задержания он находился под веществами, да и умер вовсе не от того, что его задушил изверг-полицейский, а от осложнений, вызванных сочетанием удушья, наркотиков и хронических болезней. Какой из него, к чёрту, святой?

На это я могу сказать: примерно такой же, как из императора Константина или князя Андрея Боголюбского – жестоких властолюбивых параноиков, ливших кровь даже своей ближайшей родни. Такой же, как из Геннадия Новгородского или Иосифа Волоцкого – фанатиков, предпочитавших костёр любым другим доводам. Такой же, как из Петра и Февронии Муромских – персонажей художественной повести, вовсе никогда не существовавших в реальности. И многих, многих других, как православных, так и католиков.

Под словом «святой», как это часто бывает, скрываются разные понятия, и немало недоумения происходит от того, что их смешивают между собой.
Collapse )