Category: религия

чайка

Религия - опиум... для кого?

Карл Маркс был, несомненно, значительным человеком. И говорил он значительные вещи, которые за ним потом повторяли. А значит, как однажды сказал другой мудрый бородатый волшебник, и ошибки его оказывались куда значительнее, чем у прочих людей.

Среди этих ошибок – убеждение, будто религия создана правящими классами, чтобы держать народ в повиновении.


Для начала, религию никто не создаёт. Она свойственна человеку по самой его природе. Верующие составляют не более 10-15 процентов населения – это не зависит от конкретной религии, статистика одна и та же и для православия, и для атеизма – но они творят формы поведения для всех остальных. Они определяют Уклад, которому прочие следуют, потому что так им комфортнее.

Занимается религия изначально тем, что нужно и актуально её приверженцам. Охотник ты, скотовод, земледелец или купец – религия упорядочивает, осмысливает и освящает твоё рождение, жизнь, труд и смерть.

Жрец может встроиться в эту систему только на правах профессионального исполнителя ритуалов – служителя, может быть, личного авторитета, но никак не власти. Сомневающиеся могут почитать отчёты этнографов об отношении к священникам в русской деревне в 19 веке – в православной империи с государственной религией. Или русские сказки, где фигурируют попы и дьяконы. Ну или поэму Некрасова «Кому на Руси жить хорошо», глава «Поп».

Колдун или старец – другое дело. Он живёт на отшибе, он знается с потусторонними сущностями, он сам обладает могуществом. Тут и сила, и авторитет – но по самому своему положению такой человек выключен из системы распределения власти. Он может говорить что угодно, и ему верят именно потому, что никакой личной выгоды он от этого не получает. Он может призывать к покорности властям – но может подстрекать и к бунту, или вовсе не касаться суетных мирских тем.


Ну хорошо. Допустим, традиционная народная религия и вправду не годится. Но уж христианство-то, с его смирением, непротивлением злу и «всякая власть – от Бога»?
Collapse )
чайка

О мифах и простоте

Почему две тысячи лет назад победило христианство, а не гностицизм?

У гностиков была неплохая фора на старте. Их учение уже было популярным в эллинизированных городах юга и востока империи, когда христиане ещё не вполне отделились от евреев. Оно куда лучше объясняло, почему мир наполнен страданием. Настолько хорошо объясняло, что победившее христианство вобрало в себя множество гностических концепций – дьявол-повелитель материального мира, монашество и культ девственности, православные мытарства и католическое чистилище. И всё-таки гностики проиграли.

Мне кажется, одна из причин тому – разница мифов.

Гностицизм с самого начала обладал невероятно сложной, детально проработанной картиной мира, начиная с самого верха и до низу. Плерома, демиург, планетные сферы и их управители, разделение самих людей на плотских, душевных и духовных...

Все ритуалы и заповеди гностицизма напрямую следовали из этой картины, а значит, любой, кто хотел идти этим путём, должен был их изучить и усвоить. Или же, если он не располагал временем и силами – просто следовать словам мудрых учителей и делать, что они говорят, не понимая, зачем это нужно.

Христианство, в противовес ему, выстроено вокруг единственного образа – Иисуса Христа, Сына Божьего, который родился на земле, проповедовал, был распят и воскрес. Даже почитание Евангелия как Слова Божьего началось после того, как христианство распространилось по всей империи. До того евангелий было множество, и они играли вспомогательную роль. Прошло больше ста лет, прежде чем появился канон Писания, и ещё двести, пока его приняли все христиане.

Грех и покаяние – столпы христианского учения – тоже в основе своей просты и понятны. Это нечистота и очищение, знакомые людям с каменного века. Христианство только добавило к ним моральное измерение, но и в этом не было оригинально: такое проповедовали ещё еврейские пророки.

И, наконец, главные христианские ритуалы – крещение и причастие – вовсе никак не завязаны на богословие. Это простые и понятные жесты: омовение от грехов как рождение в новую жизнь и общая трапеза как единение братьев и сестёр во Христе.


Гностики предлагали свой взгляд на устройство мира. Христиане – нечто совершенно другое:Collapse )
чайка

Религия второй свежести

Однажды в разговоре с неоязычником, обиженным на то, что написала о его религии lena_malaa, я узнал удивительное выражение «мягкий политеизм».

Чем больше я над ним размышлял, тем яснее мне становилось, что оно превосходно характеризует не только Викку, к которой принадлежал мой собеседник, не только неоязычество в целом, но и всё отношение современности к религии.

Об этом мы сегодня и поговорим.

Collapse )
чайка

Новое поколение

Мой взаимный френд и хороший друг lena_malaa поделилась с мыслящим человечеством ещё одним примером гуру нового образца. И тут есть над чем подумать.

На что похож традиционный основатель и духовный лидер секты, психокульта или иного нового религиозного движения?

Увлечённый искатель, ушибленный тем, что ему открылось, и решивший поделиться премудростью с окружающими.
Шизофреник, плавающий в океане бессознательного и пытающийся собрать связную картину мира из своих видений.
Глубоко закомплексованный тип, жаждущий абсолютной власти в узком кругу преданных.
Циничный прохиндей, окучивающий своих хомячков прежде всего ради денег.
Любое сочетание предыдущих пунктов.

Как бы то ни было, новые религиозные движения построены по образцу традиционных, настоящих религий. Гуру играет здесь роль наставника, жреца, пророка – в общем, либо мастера ритуалов, помогающего людям соединиться с Той Стороной, либо мастера духа, который сам является открытым окном на Ту Сторону, либо и того, и другого сразу.

Но эти новые гуру – совершенно другое дело.

В основном это молодые женщины из тех, кого в сети уважительно называют инфлюенсерами, а неуважительно – «инстаграм-курицами». Циничные, ухоженные, стремящиеся выгодно монетизировать все свои качества, поддающиеся выгодной монетизации – начиная с внешности (отсюда неизбежный, как рок, аккаунт в инстаграме) и заканчивая любыми знаниями и навыками.

Такая женщина будет рассказывать обо всём, о чём её аудитория готова слушать. Путешествия, кулинарные рецепты, советы по уходу за собой и воспитанию детей, популярная психология и эзотерика... Она вполне способна одновременно быть маникюрщицей, массажистом и гадателем на Таро. Это, кстати, реальный пример.

Она редко когда бывает искренней последовательницей какого-то определённого движения, сторонницей конкретного учения. Эзотерические и сектантские идеи, которые она транслирует в массы – просто часть информационного фона, в одном ряду с массажем и отчётами о полёте на сказочное Бали. Если они перестанут продаваться, она перестанет их озвучивать.

И от неё эти идеи распространяются дальше, подкрепляя и усиливая тот самый информационный фон, превращаясь для толпы в общеизвестные истины уровня «небо сверху» и «вода мокрая».

Что-то подсказывает мне, что профессиональные исследователи религий и сект, как обычно, заметят этот феномен и дозреют до его анализа только лет через десять.

чайка

Магия игры

В последнее время я активно погрузился в игру Bloodborne. Сам я, правда, в неё не играю – даже будь у меня приставка, это совершенно не мой жанр – но для исследователя магии и религии это просто клад. Разработчики создали для игры уникальный миф, творчески использующий архетипические образы – иногда прямо, а иногда и выворачивая их наизнанку.

В сети полно толковых разборов того, как Bloodborne преобразует мотивы классического путешествия героя и образы христианского мифа. Кто владеет буржуинским наречием – очень рекомендую ролик How Bloodborne Transforms the Myth. Но я хочу поговорить о другом моменте, больше имеющем отношение к магии, чем к религии.

Collapse )
чайка

Родословие Иных, или Начало и конец одного образа

Пространство воображаемого населено мириадами образов, но их пестрота, как извилистые узоры фрактала, порождена достаточно простыми правилами.

Волшебные существа наследуют черты внешности и характера из трёх источников: зверь, мертвец, чужак. Эти черты переплетаются в них, порождая калейдоскоп вариантов.

Когда меняется эпоха, сказочные создания меняются вместе с ней. Инопланетяне – те же боги, демоны и Дивный Народ. Безумный учёный – слегка перекрашенный чёрный маг. Герои-полубоги сменили доспехи на трико и боевые киберкостюмы. Эльфы, джинны и драконы сохранили имя и отчасти облик, но поменяли поведение. Зомби добавили к образу ходячего трупа массовость и теперь олицетворяют другие страхи.


Среди всей этой фауны есть персонажи, стоящие особняком. Они изображают не обитателей потустороннего мира, а людей, проникнутых его силой. Одержимых этой силой – но при этом порой сумевших найти с ней общий язык и превратить в источник могущества.

Это не маги. Маг – и его идейный потомок учёный – человек знания. Он властен над миром, потому что у него есть представление, модель мира. Может быть, он унаследовал её от предков. Может быть, прочитал древний том, и ему открылись тайны. Может быть, он сам создаёт свою модель и непрестанно её совершенствует. Главное – благодаря своим знаниям он понимает, как правильно действовать.

Если маг разочаровался в волшебстве, он может «уйти в отставку» – сломать волшебный посох, утопить книгу заклинаний и жить простой человеческой жизнью. Но те, о ком я сегодня говорю, не в состоянии так поступить. Для них это значит безумие, одержимость и смерть. По крайней мере, смерть для человека: оно, занявшее его место, может прожить ещё очень долго.

Они лишатся своего дара-проклятия, только если вмешается более могущественная сила. Иногда это даже называют исцелением.

Но пока их скрытая сторона не проявляет себя, они неотличимы от простых смертных. Ты не поймёшь, кто перед тобой, пока не увидишь её своими глазами.

Collapse )

чайка

Одна маленькая эволюция

Нет ни времени, ни сил писать полноценные статьи, но хочется делиться интересными наблюдениями. Вот ещё одно из них.

Распространённая сейчас религия собственной божественности – результат диалектической процедуры отрицания отрицания.

Человек традиционного общества – «язычник» – относился к невидимому духовному миру с уважением. Он знал, что этот мир куда больше видимого, у него сложная география, он весьма густо населён, и среди его обитателей есть могущественные и опасные.

Себя самого «язычник» считал небольшой зверушкой в этих джунглях, где-то в нижней части пищевой цепочки. Чуть повыше мелкой нежити вроде домовых и водяных, но пониже упырей, берегинь и русалок. В общем, не то положение, чтобы качать права.

Демоны могли подбрасывать ему страхи и желания, а могли и насылать болезни. Боги определяли удачу и неудачу, карали за грехи и вознаграждали за верную службу. Вера позволяла найти дорогу в этом призрачном мире. Магия давала инструменты и оружие, чтобы выжить в нём.

По мере рационализации западного мира менялось и это представление. Чем дальше, тем больше весь огромный невидимый мир упихивали в отдельно взятую человеческую голову.

Духовное стали называть воображаемым и субъективным. Рациональный человек поверил, что все его верования имеют значение только для него, помогают – или мешают – иметь дело с единственной настоящей реальностью, которая простирается вокруг.

Все демоны, с которыми он может столкнуться – проекция его страхов и тревог. Все боги и ангелы – проекция его моральных установок и надежд. Ритуалы – способ самовнушения. Путешествие героя в иной мир – путь внутрь себя, и цель его – встреча с самим собой, обретение внутренней целостности.

А потом поменялось и это. Людям надоело жить в рационализированном мире, и они вспомнили, что дух обладает могуществом и творит формы.

Но у эволюции нет обратного хода. Нельзя отменить шаг вперёд. Можно сделать шаг назад – который на самом деле будет шагом вперёд, только из другой исходной точки и в другую сторону.

Так поступили и эзотерики нового времени. Они снова поверили в могущество духа – но уже духа рационального, который полностью умещается в голове отдельно взятого человека.

В результате и получилась вера в то, что ты сам творишь собственную реальность, и весь внешний мир – проекция внутреннего.

У этой религии два извода. Одна придаёт особое значение сознательной мысли – о чём ты больше всего думаешь, то и воплощается. Другая превозносит бессознательное – изрядная часть твоей психики неподвластна воле, вот она-то и творит реальность. Но в любом случае это твоя психика, твоё бессознательное. Там нет никаких сил, которые бы существовали отдельно от тебя.

Даже в «многопользовательском» варианте, нехотя признающем, что людей на планете семь миллиардов, невидимый мир формируется их коллективными убеждениями и мыслями. Боги и демоны реальны лишь постольку, поскольку люди поддерживают их верой и эмоциями. Люди – единственные настоящие боги этого мира.

И если кто-то в это поверил – объяснить ему, что тут стоит всё-таки либо снять крестик, либо надеть трусы, уже почти невозможно.

чайка

Три кита язычества

Слово «религия» много веков было оружием идеологической борьбы. Его значение за это время становилось всё уже и уже, рациональнее и рациональнее, пока, наконец, не стало обозначать нечто вроде идеализированного протестантизма: жизнь в соответствии с определённым набором абстрактных принципов, принятых на веру без доказательств.

Но одновременно рядом с «религией» и вокруг неё рождался и формировался образ «ненастоящей», ложной религии, вечного Врага. Скверны, которая существует рядом с религией, стремится проникнуть в неё, запятнать и подчинить, а потому должна быть изгнана.

Он тоже был оружием борьбы. Почти в любом религиозном споре в Европе хотя бы одна сторона обвиняла другую в приверженности Врагу.

Так случилось, что эту тёмную тень религии обычно называют язычеством. Хотя далеко не все могут внятно ответить на вопрос, что можно так назвать, а что нет.

Этот образ оказался невероятно широким зонтиком, под который попадало... в общем, всё, что не укладывалось в рационализированное понятие «религии». По мере развития религиозной мысли Запада под зонтиком оказывалось и то, что ещё вчера считалось легитимной религией. Соответственно, найти в этом богатстве что-то действительно общее – задача нетривиальная.

Но если всё же попробовать, то окажется, что есть три основных признака, по которым и деятели европейского христианства, и учёные опознавали Другого. Это «магия», «суеверие» и «идолопоклонство».

Магию саму по себе определить сложно, но для простоты будем полагать, что это вера в могущество мысли и воображения. Это неплохая рабочая версия, поскольку против этой идеи противники магии восстают активнее всего.

А вот остальные две – совершенно иная тема.

Collapse )
чайка

Распиливаем откат

Магическое сообщество больше, чем какое-либо другое, держится на общем словаре. У религий и других идеологий за этим словарём обычно всё же стоит некая система понятий, но только не у магов с колдунами. Одно и то же слово может иметь дюжину слабо связанных между собой значений, оставаясь в то же время безошибочным маркером «своего», человека в теме.

Одно из таких слов – откат. О нём одинаково многозначительно говорят все маги-практики, будь то ведьмы-язычницы, любители церемоний или «энергеты». Но стоит спросить их конкретнее, как тут же оказывается, что понимают они под этим словом очень и очень разные вещи.
Collapse )
чайка

Волшебное ремесло: арифметика имён

– Я тот, кого никто не видит. Я – Разгадывающий загадки и Разрубающий паутину, я – Жалящая Муха. Меня избрали для счастливого числа. Я тот, кто живыми хоронит друзей, топит их и достает живыми из воды. Я – друг медведей и гость орлов, Находящий кольца, Приносящий счастье, Ездок на бочках.
Дж.Р.Р. Толкин, «Хоббит, или Туда и обратно»

Для современного интеллектуала, знакомого с семиотикой, имя – не более чем знак, придуманный людьми для удобства. Оно обозначает некую вещь – даже не обязательно существующую – но само полностью произвольно и никак с нею не связано.

Но, как говорил один из персонажей Льюиса, «даже в твоём мире огромные огненные шары – не сами звёзды, а лишь то, из чего они сделаны». Для интеллектуала, знакомого не только с семиотикой, слово, обозначающее вещь – не имя, а способ выражения имени.

Настоящие имена находятся в уме. Имя вещи – всё, что ты о ней помнишь, всё, что тебя с ней связывает. Если это пустое множество, то и слово будет пустым сочетанием звуков, не имеющим для тебя никакого смысла. Если же эта вещь настолько хорошо тебе знакома, что стала частью тебя, то ты владеешь её именем, даже если никогда не задумывался, каким словом её назвать.

Имена – краеугольный камень биологии духа. Если ты понимаешь, что такое имена и как они взаимодействуют – ты уже неплохо разбираешься не только в магии и религии, но и в психологии отношений.

Collapse )