Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

колдун и еретик

Читала жаба гадюке

Интернетами принесло прекрасное. Прекрасному уже два года, но оно от этого не потускнело. Имя ему – "Колдуны начали вредить православным через чтение на богослужениях".

В общем, уже из названия понятно, что в тексте происходит настоящая оргия духа. Когда оккультно мыслящие православные начинают бороться с оккультизмом в православной среде – получается не текст, а прямо-таки экспонат, под стекло на алый бархат, рядом с "Мистериумом Заркса".

Самые яркие моменты я выделил, чтобы и вы могли насладиться.
Collapse )
чайка

Сам ты Макумба!

Всем макумба, дамы и господа.

Нет, я не послал вас на языке суахили. Макумба – явление удивительное и в своём роде уникальное.

Это общее название для всех версий религии, сформировавшихся среди африканских рабов на южноамериканской земле. В основе макумбы – ядерная смесь из религии народа йоруба (именно оттуда везли рабов в Парагвай, Уругвай и Бразилию), своеобразного народного католицизма и некоторых индейских верований.

Как легко догадаться, макумба ещё более разнообразна, чем индуизм. После отмены рабства её пестроцветие начало понемногу кристаллизоваться в основные направления – бразильское кандомбле, кубинская сантерия, умбанда и её мрачный близнец кимбанда... Даже гаитянское вуду в принципе можно отнести к этому же полю, однако у него есть свои отличия – рабы на Гаити не происходили из народа йоруба, а потому и африканская основа у вуду другая.

Но в принципе различия между разными направлениями макумбы по большей части косметические. Там нет ни ортодоксии, ни какой-либо организации, призванной ортодоксию насаждать и оберегать. Потому-то она так и ценна для исследователя, что являет собой пример развитой народной традиции, которую никто и никогда не пытался причесать и свести к одному знаменателю.

Ну, почти никто.
Collapse )
чайка

Колдующее средневековье

Есть такое интересное словечко – мнемоистория. История, которую помнят. Эпоха или культура – но не такая, какой она была на самом деле, и не такая, какой предстаёт исследователю по текстам и археологическим находкам, а такая, какой её представляет средний обыватель.

Это слово можно перевести на русский, заменив всего одну букву. Мнимоистория. Более или менее фантастическое представление нашего современника о прошлом.

Классическая Греция – из зелени олив выступают белоснежные мраморные храмы, колоннады и статуи, среди которых прогуливаются философы в белоснежных хитонах, говоря о высоком.

Викинги – свирепые дикари с лохматыми бородищами, закутанные в шкуры или голые по пояс, в рогатых шлемах и с огромными двулезвийными топорами.

Ну вы поняли, о чём я.


Мнимоистория может сколь угодно отличаться от реальной. До неузнаваемости отличаться.

Я каждый раз об этом думаю, когда речь заходит о европейском средневековье и его магических традициях.

У этой эпохи на самом деле даже не одна, а несколько мнимоисторий – смотря кого ты спрашиваешь.

Collapse )
чайка

Шоб не сглазить!

Иногда говорят, что наука постепенно отвоёвывает место под солнцем у религии и магии. Всё больше феноменов, которые раньше объяснялись метафизическими причинами, теперь считаются самыми обыкновенными природными явлениями, проходящими по строгим законам физики.

На самом деле это, конечно, ерунда. Гроза не перестаёт быть гневом Зевса или стрелами Ильи-пророка от того, что учёные выяснили, из чего она сделана. Так же как партия Шпильман-Ботвинник не перестаёт быть напряжённым противостоянием двух умов от того, что нам известны правила шахматной игры.

Но самое интересное – порой то, что наука «отвоевала» у магии, приходится сконфуженно возвращать обратно.


Быстро, не раздумывая, скажите, какие три слова в первую очередь ассоциируются у вас с профессиональной «салонной» магией? Почти наверняка – приворот, порча, сглаз.
Collapse )
чайка

Какие сны увидим в мире том?

– Поезд в самом деле разбился, – негромко сказал Аслан. – Вы все мертвы, как это называют в Землях Тени – и вы сами, и ваши родители. Учебный год завершён, начались каникулы. Сон кончился – настало утро.

К.С. Льюис, «Последняя битва»

У многих народов есть верование, что мёртвые на том свете теряют память о земной жизни.

В греческом Аиде течёт река забвения Лета. Тени пьют из неё, и больше их не терзают воспоминания о неоконченных делах и покинутых друзьях.

Неоплатоники, верившие в перерождения, изменили миф. У них из Леты пьют души, которые отправляются в новую земную жизнь, чтобы не помнить, кем они были раньше.

В индуизме и буддизме точно так же – только самые духовно продвинутые могут вспоминать свои прошлые реинкарнации и даже видеть чужие.

В христианстве с этим сложнее. По учению церкви, грешники в аду помнят свою земную жизнь и мучаются от этого. Но праведникам в раю уже нет ни до чего дела. Даже если их родные и близкие попали в ад, праведников это больше не волнует. Страдания любимых не трогают святых и не уменьшают их блаженства.

Так вот – в искусстве, которое, как известно, есть отражение массового бессознательного, уже много десятилетий живёт один образ, который позволяет взглянуть на это верование иначе.

Collapse )
чайка

Договор на доверии и доверие по договору

Христиане часто говорят об уповании на Бога.

Упование – это надежда, доверие. Уповать на Бога – значит, рассчитывать на Него, полагаться на Него больше, чем на себя самого.

Но даже в такой смиренной христианской теме в деталях прячется дьявол.


Все христианские авторы сходятся в убеждении: уповать на Бога – праведно, искушать Бога – грешно.

Но в чём разница между этими понятиями?

Вот некто, заболевший тяжёлой, но излечимой болезнью, отказывается принимать лекарства. Он горячо молится о своём исцелении, убеждённый, что Бог его не оставит. Всевышний, способный исцелять больных и воскрешать мёртвых – куда более надёжный лекарь, чем любой смертный врач.

Этот человек полагается на Бога всецело – он вверяет в руки Его свою жизнь и отлично знает, что в случае неудачи расстанется с нею. Его вера настолько тверда, что смогла преодолеть и здравый смысл, и инстинкт самосохранения.

Одни скажут, что он показывает пример упования. Другие – что он искушает Бога, отказываясь от земных способов решения проблемы в надежде, что тем вынудит Бога вмешаться и явить Себя.

Был случай, когда издевательскую Дарвиновскую премию за самую глупую и бессмысленную смерть получил миссионер. Он отправился нести Слово Божье дикарям-людоедам, к которым не суются даже антропологи – их просто оставили в покое на их острове, потому что они убивают и съедают каждого чужака, едва он ступит на их землю. Это же произошло и с незадачливым проповедником – а также с его женой и детьми, которых он взял с собой.

Кто он – дурак или мученик? Уповал он на Бога или искушал Его?


Другой христианин, напротив, не только не рассчитывает на чудесную помощь – он убеждён, что это заведомо бессмысленно. Никакие молитвы не могут изменить высшей воли. Что угодно Богу, то произойдёт. Что не угодно – не произойдёт. А значит, молись, не молись – всё едино. Если что-то случилось – уже поэтому понятно, что Бог этого хотел. А поскольку Бог всемогущ, всеведущ и всеблаг, то всё происходящее было нам, по Его мнению, необходимо. Это то, чего мы заслужили.

Вроде бы это правильное, смиренное и благочестивое христианское рассуждение. Такой человек уповает на Бога, может быть, даже и больше, чем предыдущий пример. В его мире Бог не являет Себя, вмешиваясь в критических ситуациях, а управляет любыми событиями. Бог есть всё во всём.

Но по большому счёту, чем рассуждающий так отличается от неверующего? Тот ведь тоже идёт по жизни, делая то, что может, и не рассчитывая ни на какое сверхъестественное вмешательство. Он тоже уверен, что никакими молитвами невозможно ничего изменить в жизни, а потому молитвы бессмысленны.


Два диаметрально противоположных поведения, но одинаковое упование на Бога. Как такое может быть?

Как на эти вопросы отвечают христианские авторитеты – вы можете спросить у священников или прочитать в книгах.

А вот как на них отвечает маг.

Collapse )
чайка

Боги и их клирики

Я обожаю двойственности.

Всем известное понятие, под которым могут скрываться сразу два несовместимых явления. Всем известная пара противоположностей, оказывающихся двумя сторонами одного явления. Или, на худой конец, противоположности, граница между которыми пролегает совсем не там, где обычно думают.

Вот и сейчас мне внезапно бросилась в глаза одна такая двойственность. Я много раз видел её раньше, упоминал о её «половинках» в разных разговорах, но как-то не рефлексировал на эту тему. А теперь вдруг задумался.


В современном фэнтези (да и во многих оккультных учениях, они тоже изрядно фэнтезийны) вера весьма часто – реальная сила.

Но чья именно это сила?

Collapse )
чайка

Чему смеётесь?

– Рыцарь этот когда-то неудачно пошутил, – ответил Воланд, поворачивая к Маргарите свое лицо, с тихо горящим глазом, – его каламбур, который он сочинил, разговаривая о свете и тьме, был не совсем хорош. И рыцарю пришлось после этого прошутить немного больше и дольше, нежели он предполагал.
М.Булгаков, «Мастер и Маргарита»


Продолжаем разговор о чувстве юмора и его многочисленных проявлениях.


Смех – признак дистанции. Смеяться можно только над тем, на что ты смотришь со стороны. Не получится, как в песне, «посмеяться над собой» – только над какими-то своими особенностями, от которых ты отстранился. Можно вспомнить прошлое и засмеяться над тем, каким ты был когда-то, но только потому, что этот ты остался в прошлом. Это уже не тот ты, который над ним смеётся.

Самоуничижительный смех – инструмент защиты. Это не я выставил себя на посмешище. Это не надо мной хохочут. Видите, я смеюсь вместе со всеми, значит, тот, над кем смеются – не я.

Уровень эмпатии хорошо заметен по склонности (или не-склонности) смеяться над чужой болью. Кто-то с удовольствием хохочет, глядя на видео человека, которого лягнула лошадь, а кто-то морщится, как будто это ему прилетело копытом. Чем больше дистанция, тем смешнее ситуация. Чем меньше ты любишь людей, тем больше любишь чёрный юмор.


Шутка – признак рефлексии, признак осознанности.

То, над чем шутят – не просто часть фона. Оно выделено. Ты обратил на это внимание. Никто не смеётся над тем, что кажется само собой разумеющимся. Начал об этом шутить – значит, начал об этом задумываться, и понял, что может быть по-другому.

Дети любят каламбуры, нелепицы, шутки, основанные на звучании слов. Они ещё только познают мир, определяют его границы и правила – и потому экспериментируют с ними.

У взрослых темы становятся другими.

Collapse )