Category: религия

чайка

Одна маленькая эволюция

Нет ни времени, ни сил писать полноценные статьи, но хочется делиться интересными наблюдениями. Вот ещё одно из них.

Распространённая сейчас религия собственной божественности – результат диалектической процедуры отрицания отрицания.

Человек традиционного общества – «язычник» – относился к невидимому духовному миру с уважением. Он знал, что этот мир куда больше видимого, у него сложная география, он весьма густо населён, и среди его обитателей есть могущественные и опасные.

Себя самого «язычник» считал небольшой зверушкой в этих джунглях, где-то в нижней части пищевой цепочки. Чуть повыше мелкой нежити вроде домовых и водяных, но пониже упырей, берегинь и русалок. В общем, не то положение, чтобы качать права.

Демоны могли подбрасывать ему страхи и желания, а могли и насылать болезни. Боги определяли удачу и неудачу, карали за грехи и вознаграждали за верную службу. Вера позволяла найти дорогу в этом призрачном мире. Магия давала инструменты и оружие, чтобы выжить в нём.

По мере рационализации западного мира менялось и это представление. Чем дальше, тем больше весь огромный невидимый мир упихивали в отдельно взятую человеческую голову.

Духовное стали называть воображаемым и субъективным. Рациональный человек поверил, что все его верования имеют значение только для него, помогают – или мешают – иметь дело с единственной настоящей реальностью, которая простирается вокруг.

Все демоны, с которыми он может столкнуться – проекция его страхов и тревог. Все боги и ангелы – проекция его моральных установок и надежд. Ритуалы – способ самовнушения. Путешествие героя в иной мир – путь внутрь себя, и цель его – встреча с самим собой, обретение внутренней целостности.

А потом поменялось и это. Людям надоело жить в рационализированном мире, и они вспомнили, что дух обладает могуществом и творит формы.

Но у эволюции нет обратного хода. Нельзя отменить шаг вперёд. Можно сделать шаг назад – который на самом деле будет шагом вперёд, только из другой исходной точки и в другую сторону.

Так поступили и эзотерики нового времени. Они снова поверили в могущество духа – но уже духа рационального, который полностью умещается в голове отдельно взятого человека.

В результате и получилась вера в то, что ты сам творишь собственную реальность, и весь внешний мир – проекция внутреннего.

У этой религии два извода. Одна придаёт особое значение сознательной мысли – о чём ты больше всего думаешь, то и воплощается. Другая превозносит бессознательное – изрядная часть твоей психики неподвластна воле, вот она-то и творит реальность. Но в любом случае это твоя психика, твоё бессознательное. Там нет никаких сил, которые бы существовали отдельно от тебя.

Даже в «многопользовательском» варианте, нехотя признающем, что людей на планете семь миллиардов, невидимый мир формируется их коллективными убеждениями и мыслями. Боги и демоны реальны лишь постольку, поскольку люди поддерживают их верой и эмоциями. Люди – единственные настоящие боги этого мира.

И если кто-то в это поверил – объяснить ему, что тут стоит всё-таки либо снять крестик, либо надеть трусы, уже почти невозможно.

чайка

Три кита язычества

Слово «религия» много веков было оружием идеологической борьбы. Его значение за это время становилось всё уже и уже, рациональнее и рациональнее, пока, наконец, не стало обозначать нечто вроде идеализированного протестантизма: жизнь в соответствии с определённым набором абстрактных принципов, принятых на веру без доказательств.

Но одновременно рядом с «религией» и вокруг неё рождался и формировался образ «ненастоящей», ложной религии, вечного Врага. Скверны, которая существует рядом с религией, стремится проникнуть в неё, запятнать и подчинить, а потому должна быть изгнана.

Он тоже был оружием борьбы. Почти в любом религиозном споре в Европе хотя бы одна сторона обвиняла другую в приверженности Врагу.

Так случилось, что эту тёмную тень религии обычно называют язычеством. Хотя далеко не все могут внятно ответить на вопрос, что можно так назвать, а что нет.

Этот образ оказался невероятно широким зонтиком, под который попадало... в общем, всё, что не укладывалось в рационализированное понятие «религии». По мере развития религиозной мысли Запада под зонтиком оказывалось и то, что ещё вчера считалось легитимной религией. Соответственно, найти в этом богатстве что-то действительно общее – задача нетривиальная.

Но если всё же попробовать, то окажется, что есть три основных признака, по которым и деятели европейского христианства, и учёные опознавали Другого. Это «магия», «суеверие» и «идолопоклонство».

Магию саму по себе определить сложно, но для простоты будем полагать, что это вера в могущество мысли и воображения. Это неплохая рабочая версия, поскольку против этой идеи противники магии восстают активнее всего.

А вот остальные две – совершенно иная тема.

Collapse )
чайка

Распиливаем откат

Магическое сообщество больше, чем какое-либо другое, держится на общем словаре. У религий и других идеологий за этим словарём обычно всё же стоит некая система понятий, но только не у магов с колдунами. Одно и то же слово может иметь дюжину слабо связанных между собой значений, оставаясь в то же время безошибочным маркером «своего», человека в теме.

Одно из таких слов – откат. О нём одинаково многозначительно говорят все маги-практики, будь то ведьмы-язычницы, любители церемоний или «энергеты». Но стоит спросить их конкретнее, как тут же оказывается, что понимают они под этим словом очень и очень разные вещи.
Collapse )
чайка

Волшебное ремесло: арифметика имён

– Я тот, кого никто не видит. Я – Разгадывающий загадки и Разрубающий паутину, я – Жалящая Муха. Меня избрали для счастливого числа. Я тот, кто живыми хоронит друзей, топит их и достает живыми из воды. Я – друг медведей и гость орлов, Находящий кольца, Приносящий счастье, Ездок на бочках.
Дж.Р.Р. Толкин, «Хоббит, или Туда и обратно»

Для современного интеллектуала, знакомого с семиотикой, имя – не более чем знак, придуманный людьми для удобства. Оно обозначает некую вещь – даже не обязательно существующую – но само полностью произвольно и никак с нею не связано.

Но, как говорил один из персонажей Льюиса, «даже в твоём мире огромные огненные шары – не сами звёзды, а лишь то, из чего они сделаны». Для интеллектуала, знакомого не только с семиотикой, слово, обозначающее вещь – не имя, а способ выражения имени.

Настоящие имена находятся в уме. Имя вещи – всё, что ты о ней помнишь, всё, что тебя с ней связывает. Если это пустое множество, то и слово будет пустым сочетанием звуков, не имеющим для тебя никакого смысла. Если же эта вещь настолько хорошо тебе знакома, что стала частью тебя, то ты владеешь её именем, даже если никогда не задумывался, каким словом её назвать.

Имена – краеугольный камень биологии духа. Если ты понимаешь, что такое имена и как они взаимодействуют – ты уже неплохо разбираешься не только в магии и религии, но и в психологии отношений.

Collapse )
чайка

Не смешивать и не взбалтывать

Давным-давно – в апокалиптическом 2012 году – на экраны вышел мультфильм «Хранители снов», одна из самых красивых, добрых и волшебных виденных мною сказок.



В прокате картина провалилась, несмотря даже на Алека Болдуина в роли Деда Мороза* и Хью Джекмана в роли Пасхального Кролика.

* Формально он, конечно, Санта-Клаус. Но говорит он с русским акцентом и его полное имя – Клаус Сент-Норт – легко превращается в русское Николай Северянин. И вообще, согласно слову божьему, в человеческой жизни он был казаком. Так что Дед Мороз, и не спорьте.

В России фильму особо досталось от православных критиков – даже таких, как Гоблин, чьё православие достаточно условно. Действие происходит на Пасху, это важно и неоднократно озвучивается персонажами. Один из героев – Дед Мороз, хранитель Рождества. И при этом во всей картине – ни единого упоминания, собственно, Христа, в честь которого существует и Рождество, и Пасха. Только «языческие» хранители – волшебные существа, некогда бывшие людьми.

Более того, в начале есть момент, когда главный герой – Ледяной Джек – сидит на куполе храма, подозрительно напоминающего собор Василия Блаженного... но на храме этом нет крестов.

Ох, как всё это не понравилось ревнителям православия! Гоблин зашёл так далеко, что даже обозвал Ледяного Джека упырём – тот-де восстал после смерти с волшебными силами, а значит, есть не кто иной, как неупокоенный мертвец. Можно подумать, сам он не почитает как Бога совершенно другого персонажа, который тоже восстал после смерти с такими силами, какими и при жизни не обладал.

При этом сама сказка пусть и не христианская в полном смысле этого слова, но не учит ничему такому, что христианин не мог бы одобрить. Вера, самопожертвование, дружба, способность мечтать, умение радоваться каждому мгновению – что в этом плохого?


А знаете, где ещё ни разу не упоминается ни Христос, ни крест, и никто из персонажей не произносит ни единой канонической христианской молитвы?
Collapse )
чайка

Наши лучшие ангелы

По количеству разнообразных вариантов и субверсий своего образа ангелы превосходят эльфов и приближаются к троллям – хотя всё равно не дотягивают до демонов.

Но даже тот, кто стремится поиздеваться над образом, должен его как минимум представлять. Кто такие ангелы? Чем они отличаются от всех прочих духов?

Исторически ангелы – слуги богов, духи, входящие в свиту могущественного властелина и проводящие в жизнь его волю на земле. Соответственно, каков бог, таковы и его ангелы. Библейский Яхве, например, довольно-таки мрачен и грозен, он устраивает катастрофы и бедствия и наслаждается собственной силой. И слуги у него такие же – увидев кого-нибудь из них в натуральном облике, люди, случалось, теряли сознание от ужаса.

Но это дела давно минувших дней. Основной текст Библии был скомпилирован, как сейчас считают, в седьмом веке до нашей эры, а окончательная редакция состоялась пару столетий спустя, после возвращения евреев из вавилонского пленения.

С тех пор произошло нечто удивительное. Образ ангела в западной мысли кристаллизовался и обрёл характерные только для него черты – и я сейчас вовсе не о крыльях или нимбе. Более того, на Востоке, в буддийской среде, появились существа, которые, хоть и не называются ангелами, а выглядят порой вообще по-демонически, тем не менее обладают теми же характерными свойствами.

Collapse )
чайка

Иллюзия покоя

Рассказывают, что в некотором египетском монастыре жил-был молодой монах. Как водится, прочие монахи время от времени его шпыняли, дразнили и вообще курощали. Монастырь в этом смысле не так уж сильно отличается от армии.

Однако монах этот переносил насмешки, не моргнув и глазом, и никогда не подавал ни малейших признаков раздражения или обиды.

Настоятель, видя такое смирение в новоначальном иноке, немало дивился, и однажды позвал его к себе, чтобы поговорить по душам.

– Как ты стяжал такой внутренний покой, чтобы безропотно терпеть нападки братьев? – спросил настоятель.

Монах удивлённо посмотрел на него и ответил:

Мне? Обижаться на этих? Да кто они такие?


Эту историю много веков назад включили в патерик – собрание поучительных рассказов о монашеской жизни. Мораль её достаточно проста – противоположности могут внешне выглядеть практически одинаково. Монах был настолько преисполнен гордыни, что со стороны она начала казаться смирением. Он попросту не считал остальных за людей, а потому и не принимал близко к сердцу то, что они говорят.

Недавно мне попалось рассуждение в схожем ключе. Равенство – говорил его автор – понятие элитарное, аристократическое. Люди всегда, даже сами того не замечая, соревнуются между собой. Любой их разговор, любое взаимодействие – поединок, где каждый стремится поставить себя хоть чуточку выше собеседника.

Настоящее равенство в общении возможно только для особого рода людей. Тех, кто настолько уверен в своём недосягаемом превосходстве над всеми прочими, что даже не считает нужным это как-то доказывать или демонстрировать. На народные массы (то есть на всех, кроме себя) он взирает с лёгким снисхождением.

И вот если встречаются двое таких уберменшей, в их общении не будет и следа конкуренции и попыток поставить себя выше – только то самое дружелюбное снисхождение с обеих сторон.

Мне, впрочем, кажется, что достигнуть такой запредельной самооценки ничуть не проще, чем по-настоящему отказаться от оценочного восприятия и принять хотя бы одного конкретного ближнего как равного себе. Но в любом случае перед нами ещё один пример мимикрии противоположностей.


В наше время, особенно в интернете, часто встречается другой, по-своему даже более показательный пример мимикрии.Collapse )
чайка

Мой комментарий к «» от myrngwaur

Есть один момент, который спорящие на тему теодицеи обычно не учитывают. А между тем он, имхо, отлично отвечает и на вопрос, зачем вообще нужна теодицея, и почему дают именно такие ответы.

Религия – она не про то, что было или что будет. Даже не про то, как мир устроен. Она про то, как лично тебе жить. Что – и главное, зачем – делать.

Это особенно хорошо видно по мифам о конце света. Все они без исключения рассказывают человеку, каково ему умирать будет, как правильно встретить смерть и что будет потом.

Так вот, вопрос о первопричине зла и страдания точно так же конкретен на самом деле. Это вопрос, каково место страдания в твоей жизни, как тебе к нему относиться и что с этим делать.

На вопрос этот может быть, по сути, только два ответа. Бог есть Реальность. Свойства Бога = свойства реальности. Что свойственно Богу, то есть. Значит, страдание либо исходит от Бога, либо нет.

В мире язычника страдание исходит от Бога. Та Сторона – не единый Вседержитель, а мириады духов, каждый со своей волей, и ни один из них не есть добро. Куда ни повернись, что ни выбери, против тебя будет столько же, сколько и за тебя.

В мире дуалиста страдание, кстати, тоже исходит от Бога. Зороастрийский Бог – не Ахура-Мазда. Это Спэнта-Майнью и Ангро-Майнью. В отдельно взятом мире может победить тот или другой, но во вселенной они борются вечно. А вселенная, как мы помним, это человек.

Если в реальности есть благая сила, значит, возможно состояние без страданий. Это уже прямое указание, что делать. Если причина страдания в неведении – избавляйся от неведения. Если причина в нечистоте – очищайся. Если причина в свободе воли – подчиняй свою волю высшей правде.

И вот именно поэтому благой Бог обязан быть всемогущим. Если он не всемогущ, значит, он не Бог, а просто один из богов – часть Реальности. А если он благ и всемогущ – значит, страдание не присуще Реальности. Оно не входило в планы Творца, а является несовершенством или искажением. И в конечном счёте может быть исправлено.

Если Бог благ и всемогущ – ты будешь спасён. Если благ, но не всемогущ – спасение возможно, но не гарантировано никакими твоими усилиями. Если не благ – ну вы поняли.

И да, я в курсе, что зороастризм как раз говорит, что праведнику спасение обеспечено, а христианство, наоборот, что никакие усилия не могут его гарантировать. Но их мифы говорят о другом. Наверное, поэтому зороастризм и проиграл христианству и исламу. Учение обращается к уму, а миф к сердцу.

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

чайка

Сатанинский праздник Хеллоуин

Сатанизма не существует и никогда не существовало.

Это ярлык, который общество и пресса вешают на самые разные явления, учения и личных тараканов отдельных деятелей, причём зачастую эти явления, учения и тараканы не только несовместимы, но и враждебны друг другу.

Достаточно сказать, что сатанистами в разное время называли и продолжают называть:

– буйных шизофреников, голоса в голове которых представляются дьяволом;
– крестьян-язычников средневековой Европы, продолжавших почитать своих богов, но уже под теми именами, которые этим богам давала церковь;
– пресыщенных аристократов Ренессанса и Реформации, щекотавших себе нервы чёрными мессами и другими мрачными ритуалами;
– не менее пресыщенных городских подростков-неформалов, любящих обряды на кладбищах;
– членов «Церкви Сатаны» ЛаВея и аналогичных культов и движений;
– последователей Алистера Кроули и изобретённого им учения Телемы (под настроение телемиты даже иногда соглашаются с этим).

Среди всего этого списка шизофреники стоят особняком. С точки зрения психиатрии, совершенно неважно, как называют себя голоса в голове. Это один диагноз и одно лечение. Галоперидол одинаково легко изгоняет и Бога, и дьявола, и марсиан – в практике любого психиатра хватает всех этих примеров.

А между всеми остальными есть лишь одна общая черта. Collapse )


чайка

Генезис атеизма

Атеизм – коварная штука. У каждого есть интуитивное представление, что это такое... но, как и многие другие, оно вводит в заблуждение. В конце концов, мы интуитивно полагаем, что клубника – ягода, а миндаль – орех.

Для начала вспомним, кто не является атеистом.

Неверующие. Это люди, которые живут без оглядки на учение и путь какой-либо религии. Если в их обществе есть господствующая идеология, они соблюдают её ритуалы и декларируют верность её принципам – но ровно настолько, чтобы не выбиваться из социума, быть своим. Во всём остальном они руководствуются необходимостью, пользой и удовольствием.

Неверующие составляют большинство населения планеты – и большинство людей, официально принадлежащих к любой вере и идеологии. Включая атеизм. Между неверующим православным и неверующим атеистом разница только в том, к какой тусовке они принадлежат и, соответственно, какие ритуалы считают нужным исполнять.

Агностики. Это те же неверующие, но идейные. Они полагают, что истину не знает никто, а правда у каждого своя, а потому образ жизни неверующего и есть самый разумный. Бессмысленно руководствоваться идеями и учениями, в полезности которых ты не убедился на практике.

Вольнодумцы-безбожники. Это нонконформисты, которые демонстративно отрицают и общепринятые ритуалы, и устои своего социума, если не согласны с ними.

Их проще всего перепутать с атеистами, поскольку в христианском обществе они чаще всего отвергают веру в Бога, авторитет церкви и силу таинств. Но всё же это не синонимы.

Вольнодумцев объединяет только их отрицание. На вопрос «Бога нет, так что же тогда есть?» они дают самые разные ответы. Многие из них не столько отрицают Бога, сколько восстают против него, поскольку считают религию несправедливой и жестокой.

Атеизм же обладает собственным определённым учением и картиной мира. Его приверженцы – особенно самые известные и идейные, вроде пресловутого Докинза – активно проповедуют это учение и борются с любыми другими религиями.

При первой возможности атеизм превращается в такую же нетерпимую «единственно истинную» идеологию, как и ислам или христианство. Тогда в его пределах появляются собственные вольнодумцы, которые, наоборот, демонстративно обращаются к религии и духовности.


Чтобы понять, что такое атеизм, придётся взглянуть на его историю. Он стоит на вершине пути, который начался в седьмом веке до нашей эры, в древнем Израиле. Второй акт пьесы состоялся в четвёртом веке уже нашей эры, когда религия Израиля разделилась на иудаизм и христианство. Третьим стала Реформация, изменившая весь католическо-протестантский мир.

На каждом шаге религия всё тщательнее избавлялась от Другого.Collapse )