Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

чайка

Мой комментарий к записи «Я не знаю, где граница между Севером и Югом» от egovoru

На мой взгляд, такие разговоры бессмысленно даже начинать, не сформулировав прежде ясными словами определения всех основных терминов – или хотя бы общие представления о них. Без этого любой вывод будет ошибочным.

Здесь мы, кажется, начинаем с предположения, что религия, наука и философия – явления одного порядка, так что они смешиваются между собой, и для удобства понимания между ними следует провести более чёткие границы. Это уже однозначно не так, хотя бы потому, что существует философия науки, и у каждой развитой религии есть как минимум одна (а чаще несколько) философских школ.

Дальше. Определение философии как "выдвижение гипотез, проверить которые пока или вообще невозможно" сразу же переводит в разряд философии теорию струн и космологию, зато Сократа и Платона, гипотез не выдвигавших вообще, из философии вычёркивает.

Я полагаю, это результат массового восприятия. Под философией у нас обычно подразумевают туманные высокоумные рассуждения, понятные только другим философам и не подлежащие проверке практикой. Плюс "философия" часто используется как синоним "мировоззрения". Афоризмы Чувака из "Большого Лебовского" – НЕ философия, именно потому, что они отражают исключительно его мировоззрение и жизненные принципы.

Я предлагаю следующие рабочие определения. Наука занимается получением и накоплением знаний – обоснованных надёжных представлений о себе и мире. Под этим словом обычно соединяют весь набор уже накопленных знаний, метод их получения и проверки и социальный институт, в рамках которого всё это обычно происходит.

Религия – тоже многозначное слово, и смыслов у него побольше, чем у "науки". Под религией подразумевают, например, учение, или путь – набор принципов и взглядов, направляющих поступки человека и определяющих его опыт. Под религией подразумевают также систему образов и символов, структурирующих воображение и позволяющих устанавливать связь между опытом человека и внеопытной сферой (иным миром) – и, конечно, прикладные методы, с помощью которых это происходит. Наконец, религией называют социальные формы и институты, которые сохраняют, передают и развивают всё перечисленное.

Ханеграаф предлагает различать собственно религию и духовность. Религия отличается своей социальностью. Её разделяет множество людей, они пользуются одними и теми же символами, следуют одному и тому же пути, участвуют в одних и тех же социальных формах. Всё это можно передать другому человеку. Духовность же – напротив, дело сугубо личное, внутреннее, индивидуальное – до такой степени, что человек, ею обладающий, может категорически не хотеть делиться своим опытом и своими символами с кем-то ещё.

Наконец, философия. Это дисциплина сродни математике. Она занимается исследованием возможностей языка и уточнением смысла основных терминов. Философия науки, например, говорит о том, что такое наука, что к ней относится, а что нет, чем наука должна и не должна заниматься, что такое научный метод и в чём его отличие от остальных методов, что такое доказательство и опровержение. Значения всех этих понятий достаточно сильно различаются для естественных, гуманитарных, социальных наук.

Философия религии, соответственно, проясняет её базовые понятия. Она обычно не говорит о свойствах Бога или иной предельной реальности (это занятие для богословов и мистиков), а работает уровнем ниже. Что такое грех? Что такое добродетель? Чем отличается праведность от святости? Как соотносятся в жизни верующего вера и опыт? Всё это лишь крохотная часть вопросов христианской философии – и, думаю, уже понятно, что разные философские школы дают разные ответы.

Существует ли светская, нерелигиозная философия? Да – это философия светских, нерелигиозных мировоззрений, в том числе личных. Поэтому философий существует примерно столько, сколько философов.

Как сказал однажды студент, измученный подготовкой к экзамену: "Такое впечатление, что философы прошлого напридумывали терминов, а все последующие пытались дать им определения". В общем, примерно так и есть: философия – поиск и уточнение определений терминов. Так что весь этот комментарий можно смело назвать философским :)

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

чайка

Сеанс теософии с полным разоблачением, или Паки о душе и теле

Интересный факт: в первой половине двадцатого века жили и действовали сразу два голландца по фамилии ван дер Леув, которые попадают в сферу моих интересов.

Герард был видным историком религии, автором нескольких работ в этой области. Йохан Якоб – не менее видным членом Теософского общества.

Именно последний – ван дер Леув-теософ – и привлёк в этот раз моё внимание. В своей масштабной книге «Преодоление иллюзий» он попытался, кроме всего прочего, разобраться с одним из фундаментальных вопросов философии – дуализмом материи и духа.

Этот дуализм не даёт покоя мыслящим людям уже несколько столетий. Декарт и Лейбниц пытались как-то примирить реально существующую материю с реально существующим сознанием, но обычно всё же философы полагают, что вселенная по сути своей едина, и никакого разделения в ней не существует.

В споре материализма с идеализмом первый выглядит достойнее – на его стороне несомненный факт, что состояние сознания человека сильно обусловлено состоянием его тела, а вот обратное влияние намного скромнее. Но и материализм не в силах ответить на некоторые каверзные вопросы. Так что самые многообещающие теории действуют в области нейтрального монизма: материя и дух – лишь две стороны одного целого.

Нейтральные монисты между собой тоже спорят. Этот спор по сути своей языковой – они пытаются выбрать правильную метафору. Материя и сознание соотносятся как свет и тень? Или как лёд и пар? Или как «я» и «не-я»?

Ошибиться в выборе опасно. Неправильная метафора не только вводит в заблуждение – она способна обратиться против своего создателя. Побочные смыслы вступают в противоречие с задуманным, рисуя совершенно иную картину, чем планировал автор.

Collapse )
чайка

Логичные предрассудки

Логика – это, прежде всего, искусство убедительных рассуждений.

Она позволяет рассказывать истории особого вида. Создавать иллюзию, будто конец такой истории однозначно определяется ее началом, вытекает из него.

Если в начале у нас истинное суждение, то правила логики утверждают, что и в конце тоже будет истинное суждение. Но вот в чем проблема: если посылки ложны, то убедительность логики оборачивается против того, кто ее использует. Заставляет всем сердцем поверить, что выводы все равно правильны.

Возьмем классический силлогизм, с которого веками начиналось знакомство учеников с искусством логики. «Все люди смертны. Сократ – человек. Следовательно, Сократ смертен».

Звучит похоже на правду. Вот только откуда нам знать, что все люди смертны? Это утверждение отражает не факт, а убежденность говорящего.

Правильное рассуждение должно было бы звучать примерно так: «Все люди, жившие на земле до сих пор, были смертными. Сократ – человек. Следовательно, Сократ, вероятнее всего, тоже смертен».

Это совсем не так стройно и красиво. В таком рассуждении нет уверенности и точности. Но зато в нем есть правда, и оно полезно на практике.

Нассим Талеб в свое время сказал, что у нас почти всегда есть выбор из двух вариантов: либо мы приближенно правы, либо точно неправы. Логика подталкивает нас именно ко второму варианту.

В результате логические рассуждения, вытекающие из самоочевидных предпосылок, становятся основой для своеобразных и очень устойчивых предрассудков.

Collapse )
чайка

Математика и философия

Считается, что математика – основа всех естественных наук. Новая наука только тогда может претендовать на уважение естественников, когда в ней появляются уравнения. Поэтому физики и химики смотрят свысока на биологию, в которой далеко не все сводится к их двум дисциплинам, и историю, в которой вообще ничего не оцифровывается толком.

Философия, с другой стороны, стоит особняком. Ее зачастую презирают даже гуманитарии, а уж словосочетание «философия науки» вызывает у многих ученых презрительные усмешки: философией науки занимается тот, у кого на науку не хватило ума.

А между тем эти две дисциплины представляют собой две стороны одного и того же метода, совершенно отличающегося от того, которым идут естественные науки. И математика, и философия – науки о языке.

Лингвистика исследует устройство языка как системы. Она не касается смыслов и значений слов – только правил того, как эти слова соединяются друг с другом. А математика и философия занимаются прояснением смыслов.

Collapse )